Тень Лумумбы зовёт к ответу
Saint-Juste > Рубрикатор Поддержать проект

Пьер Давистер

Тень Лумумбы зовёт к ответу

Бельгийский журналист излагает беседу с предателем конголезского народа Чомбе [I], который сообщил новую версию убийства Патриса Лумумбы и выдал подробности империалистического заговора против законного правительства Республики Конго.

«Пуркуа Па?» [*], Брюссель.

13 февраля 1961 года министр внутренних дел правительства Катанги [II] Годфруа Мунонго [III] официально объявил о смерти Патриса Лумумбы. «Конечно, — сказал он при этом, — нас обвинят в том, что его убили мы. На это я отвечу: докажите!» На самом же деле Патрис Лумумба умер 17 января 1961 года, в день, а точнее, в ночь, когда его привезли в Элизабетвиль [IV].

Подготовка заговора

Я только что вернулся из Мадрида, где целыми часами слушал бывшего президента Катанги, и вынес твердое убеждение, что он решил во что бы то ни стало сбросить груз подозрений, давивший на его плечи с момента смерти Лумумбы. Читатель может спросить: почему же Чомбе ждал целых три года?

По этому поводу катангский лидер выражается с предельной ясностью. Он считает, что его предали все те, кто просил молчать. «Я хочу вернуть себе место в политической жизни моей страны, — сказал мне Чомбе, — поэтому я решил говорить...»

Не станем доискиваться, сколь обоснованны эти мотивы. Ясно одно: Чомбе чувствует себя уязвленным. Леопольдвиль [V] делает ему авансы, льстит, сохраняет с ним связь, но на деле не упускает случая доверительно предупредить его, что возвращение в Конго очень задело бы некоторые страны афро-азиатской группы. «Ах, если бы только не было этого дела Лумумбы!» — лицемерно восклицают в Леопольдвиле. Вот это «дело» Чомбе и хочет ликвидировать одним ударом. Из бесед с Чомбе в Мадриде явствует, что преступление готовилось задолго. Уже в августе 1960 года в Леопольдвиле шел разговор о необходимости устранить Лумумбу «любыми средствами». Эти средства хладнокровно обсуждаются.

Политические деятели, группирующиеся вокруг Касавубу [VI], Калонжи [VII] и Боликанго [VIII], рассчитывают, что Бельгия не забыла и никогда не забудет публичного оскорбления, которое Лумумба нанес 30 июня ее королю [1]. Они направляются в бельгийское консульство в Браззавиль (напомним, что дипломатические отношения между Бельгией и Конго прерваны и, чтобы встретиться с бельгийским представителем, надо переправиться на пароме через реку [IX]). Бельгийский представитель застигнут врасплох. Он не обладает властью принимать решения и предпочитает отослать своих визитеров в Катангу. В Элизабетвиле посланцев из Леопольдвиля принимает Чомбе. Он выслушивает их жалобы, но на просьбу о помощи отвечает: «У меня нет денег. Обратитесь к тем, у кого в кармане кошелек».

В общем, он переадресует посланцев Леопольдвиля в бельгийское консульство в Элизабетвиле, ответственное, кстати говоря, за «техническую помощь». Здесь происходит первое осторожное прощупывание, и господин Виньи [2] соглашается дать «зеленый свет» и три миллиона франков для начала. Аванс идет на то, чтобы поддержать оппозицию против Лумумбы широкой пропагандистской акцией. Ею руководят непосредственно из здания бельгийского консульства в Браззавиле. Там был установлен радиопередатчик, начавший вещать как «Радио Макала». Другой передатчик, «Радио Ухуру», был установлен возле браззавильского пляжа. Бельгийские журналисты, большей частью крайне правые, принимают участие в антилумумбовских передачах этих двух радиостанций.

Надо признать также, что вслед за пропагандистской кампанией в широких масштабах насаждается коррупция. Офицерам конголезской армии, которым правительство Лумумбы платило очень нерегулярно, стали часто предлагать деньги. Стоит ли уточнять, что они не остались к этим предложениям равнодушными? Деньги свободно переправлялись с правого берега реки Конго на левый вместе с листовками, и браззавильские власти открыто содействовали их пересылке.

Чомбе утверждает, что именно эти действия и эти деньги побудили наконец Касавубу сместить Лумумбу с занимаемого им поста. «Касавубу подталкивали в спину, и когда он 5 сентября 1960 года набрался храбрости, — говорит Чомбе, — это была храбрость по чужой указке». Одно звено цепляется за другое, и за отставкой Лумумбы следует его арест.

«Жён Африк», Тунис.
— Смогли бы вы назвать в точности день или хотя бы период времени, когда вас впервые посвятили в планы устранения бывшего премьера? Под устранением я имею в виду возможность...

Чомбе перебивает меня:

— Я вас отлично понял. Я без труда могу назвать точную дату, ибо прекрасно ее помню. Это было 28 ноября 1960 года.

В тот день все высшее общество Левобережного Конго присутствовало на приеме в Браззавиле. Аббат Юлу не скупился на приглашения и, как видно, не боялся вызвать какие-либо дипломатические инциденты, пригласив одновременно всех лидеров как Леопольдвиля, так и отделившейся Катанги.

Казалось бы, поскольку Леопольдвиль не признает отделения Катанги, такое соседство должно быть стеснительным. Но нет, «рассорившиеся братья» не только отлично уживаются за одним столом в вотчине Юлу, но тут же вступают в беседу и начинают обсуждать судьбу Лумумбы. По любопытному стечению обстоятельств ему удается бежать в тот момент, когда начинают строить планы, как избавить от него Конго.

Разговор в посольстве

Итак, речь зашла о судьбе Лумумбы. Адула, в тот момент министр внутренних дел (хотя и нейтрализованный, как и все члены правительства Илео [X], в результате государственного переворота Мобуту), задает вопрос: «Можно ли полностью рассчитывать на конголезскую армию?»

Мобуту на этой беседе не присутствует. И со всех сторон высказываются сомнения насчет лояльности «его» солдат. Многие утверждают, что солдаты, не задумываясь, откроют двери тюремной камеры Лумумбы. Тогда заходит речь о том, что его надо бы перевести в «надежное место». Все с полуслова понимают, что это значит. Кто-то произносит: «Возвращение к власти», — и от одного упоминания этой возможности беседа превращается в заговор. Кимба [3] и Чомбе прямо просят убить Лумумбу. Адула говорит: «Мы пошлем вам Патриса, а вы его прикончите. Потом мы уж договоримся между собой».

Проходит шесть недель. Лумумба снова схвачен. По собственной вине. Вместо того, чтобы бежать, он предпочел произносить речи. Это погубило его.

Чомбе знает, что Лумумбу хотят убить. Об этом трудно не знать, так как в столице Южного Касаи [XI] Бакванге изо всех сил добиваются, чтобы его отправили туда. «Народ Южного Касаи, — заявил представитель этой провинции Рафаэль Бинду, — требует от полковника Мобуту немедленного перевода предателя Лумумбы в центральную тюрьму Бакванги. Там он найдет покой. Его надо упрятать в тюрьму навсегда».

17 января 1961 года в 17:00 в Элизабетвиле раздается телефонный звонок. Чомбе сидит в зале отеля «Палас» на просмотре фильма «Свобода», устроенном организацией «Моральное перевооружение» [XII]. Он подходит к телефону и слышит голос президента Касавубу.

— Дорогой мой Чомбе, — заявляет глава конголезского государства, — я шлю тебе три посылки. Их надо принять.

— Какие еще посылки?

— Увидишь. Они сейчас прибудут самолетом.

«Посылки» из Леопольдвиля

Не успевает Чомбе повесить трубку, как с аэродрома извещают, что в воздухе находится самолет компании «Эр-Конго». Его присутствие весьма нежелательно, так как с момента провозглашения «независимости» Катанги самолеты «Эр-Конго» больше не приземляются в Элизабетвиле.

Годфруа Мунонго в качестве министра внутренних дел запрашивает подробности. Ему отвечают, что это самолет «ДС-4» и что он просит разрешения на посадку. Мунонго решает немедленно отправиться в аэропорт.

Здесь я перебиваю Чомбе:

— Скажите, знали ли вы тогда, кто в этом самолете?

Чомбе отвечает:

— Нет.

— Вы не имели ни малейшего подозрения?

— Нет.

Я настаиваю. Действительно, бросается в глаза, что если Чомбе знал, кто в этом самолете, то было по меньшей мере неосторожно и опасно отправить для встречи прибывших Мунонго, ибо всем было известно, что он питал к Лумумбе лютую ненависть. Но Чомбе стоит на своем:

— Я ничего не знал, и телефонный звонок Касавубу ничего мне не объяснил.

— Однако самолет все-таки приземлился...

— Да, самолет приземлился, потому что летчик по фамилии Баувенс заявил, что у него осталось горючего только на 10 минут.

Конечно, Мунонго оказал «прием» Лумумбе, — говорит Чомбе, — но дело обстояло совершенно не так, как расписывают. Увидев, в каком состоянии Лумумба, Мунонго был просто потрясен. Он даже стал расспрашивать об этом летчика.

А летчику и без того было тошно. Он посылал всех к чертям. Его принудили отправиться в полет, который оказался грязным делом, и ему не оставалось ничего другого, как запереться с экипажем в своей кабине, чтобы не видеть, как трех связанных людей избивают с невероятной жестокостью в течение всего полета.

Да и как могло быть иначе? Уроженец Южного Касаи Фердинанд Казади, возглавлявший охрану, при Лумумбе сидел в тюрьме в Лулуабурге. С тех пор он возненавидел его. Он сам отобрал себе помощника для этой поездки — Жонаса Мукамбо из племени балуба, как и он сам, и восьмерых верзил, которым поручил охрану пленных.

Как только самолет взлетел с аэродрома Моанды, где из рук Виктора Нендаки «генеральный комиссар госбезопасности» Казади принял пленников, он первый задал тон, ударив Лумумбу. Дальнейшее легко себе представить. Когда Казади сошел с самолета в Элизабетвиле, он с гордым видом продемонстрировал усы, бороду и очки Патриса Лумумбы.

«Это подарочек для Калонжи», — заявил он открыто. Сам Мунонго, при всей его жестокости, чувствует, что ему становится не по себе, и говорит через несколько мгновений президенту Чомбе: «Уж лучше ему отрезать голову, чем заставлять так страдать».

Наконец самолет заправлен бензином, но... правила, действующие в Конго, запрещают ночные полеты самолетов внутренних линий. Летчик отказывается подняться в воздух. А когда его пытаются убедить, он заявляет, что с него довольно, пусть конголезцы сами решают, что делать с неприятным «грузом». Чомбе тоже хочет умыть руки. Но самолет может улететь только на рассвете, а до этого времени надо что-то предпринимать.

Троих пленников перевозят в пустой дом в так называемом квартале «Сабена», получившем это название потому, что там живут служащие бельгийской авиационной компании [XIII]. По дороге шесть солдат из охраны Казади продолжают избивать пленных. Наступает ночь.

Я перебиваю Чомбе:

— Значит, преступление совершилось в этом доме?

Он отвечает:

— Какое преступление? Никакого преступления не было. Истина менее сенсационна, она куда проще: пленники были уже в агонии.

— Все трое?

— Все трое.

— Однако говорили, что Мунонго...

— Это неправда.

— Вы их видели в доме, куда их перевезли?

— Нет.

Это категорическое «нет» противоречит заявлениям представителя ООН господина Берендсена. Я как раз собираюсь обратить на это внимание, но Чомбе, опережая мои мысли, уточняет:

— Я знаю, что вы собираетесь сказать. Да, я действительно сказал господину Берендсену, что видел пленников и что они были в плохом состоянии. Но должен сознаться, в тот день я скрыл истину.

— Почему?

— Потому что мне надо было лично убедить Берендсена, который задавал вопросы по просьбе генерального секретаря ООН. Мы взвешивали все последствия этой драмы, и, скажу честно, я был выбит из колеи.

— Но если вы не видели пленников в доме, кто же может доказать, что Мунонго не солгал и что преступления не было?

— В этом доме был свидетель, пользующийся моим полным доверием.

— Кто же это?

— Пиюс Сапве, главный комиссар полиции Элизабетвиля.

...Лумумба, Окито, Мполо лежат в агонии. Медицинский осмотр подтверждает и без того очевидный факт: спасти их может лишь чудо. У Лумумбы кровоизлияние внутренних органов, прободение желудка, переломы ребер. У Окито разбит череп, это видно с первого взгляда. Мполо дергается в последних конвульсиях. Столь тяжелые ранения требуют немедленных операций в хорошо оборудованной больнице. Стало быть, Чомбе должен отдать приказ о новой перевозке пленников.

В этом месте рассказа бывший президент Катанги колеблется и наконец признается:

— В эту минуту я поступил, как Понтий Пилат. Я не осмелился дать приказ о перевозке. Скажу честно, я был в совершенной панике.

— Можно ли было еще спасти их?

— Нет, по свидетельству врачей, им оставалось жить не больше нескольких часов. Да и этот диагноз оказался слишком оптимистичным. Первым умирает Окито, в три часа утра наступает очередь Лумумбы и Мполо. Вызванный на место происшествия доктор Питерс подписывает акт о смерти.


[*] «Пуркуа па?» («Почему бы и нет?») — еженедельный журнал социал-демократической ориентации. Статья публикуется с сокращениями. (Примеч. редакции «За рубежом»).


Жюль Шоме

Страх перед разоблачением

«Ремарк конголез э африкэн», Брюссель.

Правительство Бельгии явно встревожено разоблачениями Чомбе, которые прямо обвиняют господина Виньи из прежнего правительства Эйскенса, одного из покровителей Чомбе в период отделения Катанги. Еще больше оно страшится, что преступники из Леопольдвиля, в свою очередь, назовут белых вдохновителей преступления.

Все это повергло бельгийское правительство в панику и вызвало конфискацию «Пуркуа па?». Как будто изъятие журнала может помешать установлению истины!

Предлоги, выдвинутые для конфискации, просто смешны, и они никого не убедили. Как поверить в афишируемое уважение к личности Касавубу в стране, где не реагируют на оскорбления в адрес короля Бельгии на страницах некоторых иностранных газет, свободно продающихся в Бельгии?! Уж не собирается ли бельгийское правительство специально для конголезских дел перелицевать свое понимание свободы печати?


Примечания редакции «За рубежом»

[1] На торжественной церемонии провозглашения независимости Конго в Леопольдвиле, где среди прочих гостей находился король Бельгии Бодуэн, Патрис Лумумба произнес страстную речь, в которой заклеймил бельгийских колонизаторов.

[2] Пьер Виньи — министр иностранных дел Бельгии в правительстве Эйскенса.

[3] Эварист Кимба был министром иностранных дел «независимого Катангского государства».


Комментарии

[I] Чомбе Моиз Капенда (1919—1969) — конголезский политик, агент бельгийского империализма. Родился в семье племенного вождя («короля») народности лунда, миллионера-коллаборациониста. В 1958 г. был одним из основателей (на деньги бельгийских горнорудных компаний) партии КОНАКАТ (Конфедерация племенных объединений Катанги) и вскоре возглавил ее. После провозглашения независимости Республики Конго Чомбе заявил об отделении от Конго провинции Катанга и создании независимого Государства Катанга. Один из виновников убийства П. Лумумбы. После разгрома катангских сепаратистов в 1963 г. Чомбе бежал в расистскую Северную Родезию. В 1964 г. под давлением бельгийского капитала был приглашен в Конго на должность премьер-министра, руководил борьбой с партизанами-лумумбистами («симба»). После военного переворота 1965 г. бежал во франкистскую Испанию, на родине заочно приговорен к смерти за государственную измену, убийства и расхищение казны. В июне 1967 г. самолет, на котором летел Чомбе, был захвачен в воздухе и угнан в Алжир. Находился под стражей, пока алжирский суд рассматривал запрос о его выдаче. Умер в заключении в Алжире.

[II] Катанга — южная провинция бывшего Бельгийского Конго, в Заире именовалась Шаба, после падения режима Мобуту — вновь Катанга. В настоящее время упразднена (разделена между четырьмя провинциями Демократической Республики Конго). Богата минеральными ресурсами, включая уран, кобальт и алмазы. В июне 1960 г. агенты британского империализма провозгласили Катангу «независимым государством» (Государство Катанга) и начали вооруженную борьбу с правительством Лумумбы, опираясь на помощь западных стран и силы белых наемников. В 1963 г. сепаратистское Государство Катанга было ликвидировано.

[III] Мунонго Мвами Мвенда М’сири Шиомбека Ве Шало Годфруа (1925—1992) — конголезский политик, агент бельгийского империализма. Родился в семье племенного вождя («короля») народности йеке, сотрудник колониальной администрации в Бельгийском Конго. В 1958 г. — один из основателей и первый руководитель партии КОНАКАТ (см. комментарий I). Совместно с Чомбе возглавил сепаратистский мятеж в Катанге в июле 1960 г., был министром внутренних дел Государства Катанга. Прославился крайней жестокостью, один из организаторов убийства П. Лумумбы. После ликвидации Государства Катанга в 1963 г. под давлением бельгийско-французского капитала наказания не понес, занимал руководящие посты в провинции Катанга. В 1964—1965 гг. был министром внутренних дел Конго в кабинете Чомбе. После военного переворота 1965 г. арестован, обвинен в государственной измене, массовых убийствах, хищении казенных средств, но под давлением бельгийско-французских корпораций в 1968 г. освобожден из тюрьмы. В 1976 г. был провозглашен «королем» йеке под именем Мвенда VI. Умер в мае 1992 г. при загадочных обстоятельствах — за несколько часов до пресс-конференции, на которой он обещал раскрыть все тайны убийства Лумумбы.

[IV] Элизабетвиль — столица провинции Катанга (и затем «независимого» Государства Катанга), назван в честь Елизаветы — жены бельгийского короля Альберта I. В 1966 г. переименован в Лумумбаши.

[V] Леопольдвиль — столица Бельгийского Конго и затем Республики Конго, назван в честь бельгийского короля Леопольда II. С 1966 г. — Киншаса.

[VI] Касавубу Жозеф (? —1969) — конголезский политический и государственный деятель консервативного толка, первый президент Республики Конго. Выступал за независимость Бельгийского Конго с 1955 г., подвергался преследованиям, возглавил партию АБАКО («Альянс Баконго»), занявшую на парламентских выборах 1960 г. второе место. В сентябре 1960 г. объявил о смещении с должности премьер-министра Лумумбы. В 1961—1965 гг. — бессильный и зависимый от западного капитала президент Конго, уступивший реальную власть премьер-министрам. После военного переворота 1965 г. отправлен в ссылку в деревню в провинцию Нижнее Конго, где и умер.

[VII] Калонжи Альбер (1929—2015) — конголезский политик и бизнесмен. С 1958 г. — соратник Лумумбы, активист возглавлявшегося Лумумбой Национального движения Конго (МНК). В 1960 г. расколол МНК и создал собственное МНК-Калонжи. В 1961 г. провозгласил себя президентом «независимого» Государства Южное Касаи, а затем и «королем» Южного Касаи, «императором» Луба. В 1962 г. свергнут в результате военного переворота в Южном Касаи, бежал во франкистскую Испанию. В 1964—1965 гг. — министр в кабинете М. Чомбе (см. комментарий I). После военного переворота 1965 г. присоединился к режиму Мобуту.

[VIII] Боликанго Акполокака-Нзубе Жан (1909—1982) — конголезский политик, агент бельгийского империализма и католической церкви. В 1958 г. занял самый высокий для «туземца» пост в бельгийской колониальной администрации (первый заместитель генерального комиссара по делам информации в Бельгийском Конго и Руанде-Урунди). В 1959 г. возглавил проколониалистскую марионеточную Партию конголезского единства, вскоре распавшуюся, после чего возглавил трайбалистский Фронт единства бангала. Политический противник Лумумбы, безуспешно претендовал в 1960 г. на пост президента Конго и председателя парламента. После провозглашения независимости пытался отделить от Конго Экваториальную провинцию, арестован по приказу Лумумбы. В 1961 г. занимал министерские посты в правительстве Ж. Илео (см. комментарий X). После военного переворота 1965 г. — видный представитель режима Мобуту, до 1980 г. занимал важные государственные и бюрократические посты.

[IX] Браззавиль, столица Французского Конго (ныне — Республика Конго), расположен прямо напротив Леопольдвиля (Киншасы), на другом берегу р. Конго.

[X] Илео Сонго Амба Жозеф (1921—1994) — конголезский политик, агент бельгийского империализма. В 1958 г. присоединился к Национальному движению Конго (МНК) Лумумбы, но вскоре вместе с А. Калонжи отколол от МНК консервативное крыло и стал одним из руководителей МНК-Калонжи (см. комментарий VII). В апреле 1960 г. и в феврале-августе 1961 г. — премьер-министр Конго, в 1963—1965 гг. — представитель правительства Конго в провинции Катанга, проводил там политику бельгийского капитала. После переворота Мобуту стал видным функционером его режима.

[XI] Южное Касаи — сепаратистское государство, созданное в Конго с помощью бельгийского и французского капитала в целях дестабилизации правительства П. Лумумбы. Сначала именовалось Федеративным государством Южное Касаи, а затем Горнорудным государством Южное Касаи. Существовало в 1960—1961 гг., вело войну с центральным правительством Конго. Возглавлял «независимое» Южное Касаи А. Калонжи (см. комментарий XII).

[XII] «Моральное перевооружение» — созданная в 1938 г. христианская (впоследствии — экуменическая) организация, отрицавшая объективный (в том числе экономический) характер социальных и политических противоречий и провозгласившая причиной всех бед человечества «моральное несовершенство людей». Соответственно, методом решения всех проблем провозглашалось «моральное самоусовершенствование» на основе «четырех абсолютов» (честность, чистота, любовь, самоотречение). После II Мировой войны «Моральное перевооружение» занималось активной пропагандой в странах «третьего мира», в частности, противостояло социалистическим и антиколониальным движениям. К 1960-м гг. приобрело типичные черты «тоталитарной секты», став владельцем объектов недвижимости и предприятий, внедрилось в профсоюзное движение в США, наладило тесное сотрудничество с Советом Европы. В 2001 г. организация переименована в «Инициативы изменения». Штаб-квартира организации расположена в Швейцарии.

[XIII] «Сабена» — бельгийская государственная авиакомпания. Создана в 1923 г., обанкротилась в 2001 г.


Перевод с французского: редакция «За рубежом».

Опубликовано в еженедельнике «За рубежом», 1964, № 10.

Комментарии Александра Тарасова.


Приложение

Бен Куинн

МИ-6 в годы холодной войны организовала убийство премьер-министра Конго

Патрис Лумумба
Первый демократически избранный премьер-министр Конго был похищен и убит в годы холодной войны в ходе операции, организованной британской разведкой. Об этом сообщается со ссылкой на слова женщины, возглавлявшей в те годы резидентуру МИ-6 в этом центральноафриканском государстве.

Член Палаты лордов от Лейбористской партии рассказал, как баронесса Монмаутская Парк за несколько месяцев до своей кончины в марте 2010 года призналась ему, что это она организовала в 1961 году убийство Патриса Лумумбы, поскольку опасалась вступления этой новой демократической страны в альянс с Советским Союзом.

В своем письме в редакцию журнала London Review of Books лорд Ли сообщил, что свое признание Дафна Парк (Daphne Park) сделала за чашкой чая во время беседы с ним. Парк с 1959 по 1961 год работала консулом и первым секретарем в столице Бельгийского Конго Леопольдвилле, который после обретения этой страной независимости стал называться Киншасой.

Лорд Ли написал: «Я упомянул о той шумихе, которая возникла в связи с  похищением и убийством Лумумбы, а также вспомнил о теории причастности к этому делу МИ-6. “Да, это сделали мы, — сказала она. — Я это организовала”».

Парк, которую многие называют «королевой шпионов», сорок лет проработала в британской разведке, будучи одним из главных ее агентов-женщин. Считается, что МИ-6 направила ее в 1959 году в Бельгийское Конго под официальным дипломатическим прикрытием, потому что бельгийцев должны были вот-вот изгнать из страны.

«Далее мы обсудили ее утверждение о том, что Лумумба был готов отдать все конголезские богатства русским: ценные урановые месторождения, а также залежи алмазов и прочих минералов, которые сосредоточены в основном в восточной провинции Катанга, бывшей в то время непризнанным сепаратистским государством», — отметил Ли, написавший свое письмо в ответ на рецензию на книгу Калдера Уолтона (Calder Walton) о деятельности британской разведки во времена заката Британской империи.

Свои сомнения по поводу этих утверждений уже высказали историки и бывшие официальные лица, в том числе бывший высокопоставленный  руководитель из британской разведки, который знал Дафну Парк и сказал о ней Times следующее: «Непохоже, что Дафна Парк могла выступить с подобным высказыванием. Она никогда не вела себя столь несдержанно и неблагоразумно. Кроме того, у МИ-6 никогда не было лицензии на убийство».

Гибель Лумумбы до сих пор остается загадкой. Его застрелили 17 января 1961 года, и известно, что к этому были причастны бельгийские военнослужащие.

Парк была знакома с Лумумбой, которому суждено было на непродолжительный срок стать премьер-министром независимого Конго. Когда к власти пришел преемник Лумумбы, его сторонники арестовали и избили Парк.

Она сумела освободиться и добилась вмешательства ООН, обеспечив тем самым освобождение британцев и других иностранцев. За это ее в 1960 году сделали кавалером Ордена Британской империи.


Опубликовано на языке оригинала в газете «Гардиан» 2 апреля 2013.

Перевод с английского: сайт ИноСМИ.ру.

Опубликовано в интернете по адресу: http://inosmi.ru/world/20130402/207626577.html.