Saint-Juste > Рубрикатор

Арт Бухвальд

Кто изобрёл подслушивание?

Арт Бухвальд

Только было начал Вашингтон скучать, как Роберт Кеннеди, бывший министр юстиции, и Дж. Эдгар Гувер, глава ФБР, вступили в резкую перепалку о том, кто дал разрешение подслушивать определенные круги нашего общества в нарушение их конституционных прав.

Мало кто знает, что подслушивание телефонных разговоров продолжается в США почти сто лет.

Первый известный случай подслушивания со стороны государственных органов произошел 10 марта 1876 года в лаборатории Александра Грехэма Белла в городе Бостоне, штат Массачусетс. Мистер Белл работал над новым переговорным устройством, которое он назвал телефоном. В соседней комнате находился его помощник Том Уотсон. Однажды Белл сказал в свой микрофон: «Уотсон, идите сюда, вы мне нужны».

Уотсон вбежал к нему в комнату, прижал Белла к груди. Так появился на свет телефон.

Но неведомо было Уотсону и Беллу, что третий человек тоже слышал их беседу. Это был молодой детектив, находящийся на государственной службе, по имени Дж. Э. Гувер, который из кожи вон лез, чтобы создать себе имя в министерстве юстиции.

Джон Эдгар сел в первый попавшийся поезд, отправлявшийся из Бостона в Вашингтон. На последнем дыхании он ворвался в кабинет министра юстиции, им во время президентства Гранта был Эдвардс Пьерпонт. В присутствии нескольких чиновников министерства Джон Эдгар прокрутил примитивную потрескивающую магнитофонную ленту.

Министр юстиции Пьерпонт не мог поверить своим ушам.

— Что сотворил ты, господи?

— Вы только что слышали секретную запись, впервые сделанную во время подслушивания телефонных разговоров,— ответил Дж. Э.

— А что такое, черт возьми, телефон?

— Это новое изобретение одного шотландца по имени Александр Грехэм Белл. Он не обладает полным гражданством, поэтому я стал присматривать за ним. Я думаю, что «Уотсон, идите сюда, вы мне нужны» — это секретный код, но у меня не было времени подобрать к нему ключ.

— А что толку в записывании телефонных разговоров? — спросил министр юстиции.

— Я бы сказал иначе, сэр. Что толку в телефоне, если он не подслушивается? Вы разве не понимаете, что означает это изобретение? Если уж телефоны распространятся, то мы будем их подслушивать и тогда сможем выловить шпионов, жуликов, коммунистов, букмекеров, малолетних преступников и даже адвокатов.

— Не знаю, не знаю, Джон Эдгар. Все это попахивает нарушением конституции,— сказал министр юстиции.

— А как же мы выловим всю эту сволочь, если не будем подслушивать их разговоры по телефону? — спросил Джон Эдгар.

— Я министр юстиции США, Джон Эдгар, и я не могу согласиться на подслушивание телефонных разговоров, если этого не требуют национальные интересы. С другой стороны, если я о подслушивании ничего не знаю, значит, я и не даю согласие на него, правда?

— Вы прочитали мои мысли, сэр. Подпишите только этот документ, где сказано, что вы ничего не знаете о подслушивании телефонных разговоров, и для меня это будет вполне достаточно.

Эдвардс Пьерпонт и понятия не имел, когда подписывал этот документ, что все последующие министры юстиции будут делать то же самое вплоть до 1966 года, когда Верховный суд США решил разобраться в том, что происходит.

Александр Грехэм Белл, может быть, и изобрел телефон, но именно молодой Джон Эдгар Гувер извлек из этого изобретения максимальную пользу для всех лояльных американцев.


Перевод с английского Г.И. Федосова.

Опубликовано в книге: Бухвальд А. Это Америка… Сборник фельетонов. М.: Издательство политической литературы, 1969.


Арт (Артур) Бухвальд (1925—2007) — знаменитый американский журналист, политический сатирик, писатель.