Saint-Juste > Рубрикатор

Эрнст Генри

Профессиональные антикоммунисты и поджог рейхстага

1.

Эрнст Генри

Уже вскоре после перехода лиги Обера[I] под прямой нацистский контроль выяснилось, кто по указанию Геббельса стал ее новым шефом. Им оказалась малоизвестная личность по имени Адольф Эрт. Примечательно, что это лицо сыграло немалую роль не только в истории международной организации профессиональных антикоммунистов, но — начиная с 1933 г. — также в самой секретной истории нацизма.

В конце 20-х годов, еще за несколько лет до своего перехода к нацистам, Эрт принадлежал к руководившему этим звеном берлинскому филиалу лиги Обера[1].

Надо учесть, что так называемая «русская», то есть белогвардейская, секция этого филиала не прекращала своего существования после скандального провала ее вдохновителя фальсификатора Орлова и его сообщников Гуманского, Бельгарда, Зиверта и прочих в 1929 г.[II] Орлов исчез тогда с горизонта германской столицы и кончил неизвестно где и как в годы Второй мировой войны[III]. Но основные кадры обосновавшихся в Германии царских и врангелевских офицеров, черносотенцев разного толка и бежавших из Советской России контрреволюционеров немецкого происхождения Веймарская республика не тронула. Наиболее известным из этих лиц был И. А. Ильин, бывший реакционный профессор Московского университета по философии права, выдворенный в 1922 г. из Советской Республики. Этот «образованный» черносотенец стал советником Эрта, будущего руководителя нацифицированной лиги Обера. Ильин был антикоммунистом до мозга костей. Очутившись в 1923 г. в Берлине, он немедленно включился в местный кружок высших врангелевских офицеров и сделал исступленную антисоветскую пропаганду своим постоянным занятием. Под его руководством в Берлине стал выходить монархический журнал «Русский колокол». Он же стал вдохновителем сборников под названием «Белое дело», в которых участвовали Врангель и его ближайшие соратники — герцог Г. Н. Лейхтенбергский[IV], князь А. П. Ливен[V] и генерал А. А. фон Лампе[VI]. В числе сотрудников фигурировали также генерал П. Н. Краснов, пытавшийся в октябре 1917 г. по поручению Керенского захватить революционный Петроград, миллионер В. Рябушинский[VII], князь Н. Б. Щербатов[VIII] и другие видные монархисты.

Иван Ильин

Ильин открыто называл себя и своих единомышленников «фашистами» и заявил: «Дух фашистов — патриотичный, волевой и активный». Проповедуя идею диктатора как «художника власти», он славил Колчака, как «национального героя». Ильина же можно считать подлинным автором известного «тезиса», много лет спустя вошедшего в обиход в международных антисоветских кругах, — «Лучше не существовать, чем сосуществовать»; он писал: «Лучше не жить, чем стать красным». На то, что Ильин находился в прямом контакте с агентурной сетью Климовича[IX] в Белграде, указывает и факт, что его книга «Родина и мы» была в 1926 г. опубликована «Издательским отделом Общества галлиполийцев», то есть врангелевским центром в Белграде.

Участием во внутренних делах белогвардейцев Ильин, однако, не ограничивался. Под вывеской основанного им в 1923 г. «Русского научного института» в Берлине, в котором были собраны такие звезды антикоммунизма, как Н. А. Бердяев, С. Л. Франк, А. А. Кизеветтер и С. Н. Прокопович[X], Ильин повел бешеную антисоветскую агитацию среди немцев, выступая с лекциями в десятках городов по всей Германии. Им же на немецком языке была издана книга «Яд, дух и сущность большевизма». К концу 20-х годов Ильин стал в Германии настолько известным как антикоммунистический агитатор, что его стали называть «профессором по большевистским ужасам».

Ильин, разумеется, не мог сравниться с другим агентом берлинского филиала лиги Обера, «чудо-фальсификатором» Орловым; подлоги не были его специальностью. Но оба делали одно и то же дело и, вероятно, координировали свою работу. Когда Орлов в 1929 г. был изобличен в фальсификациях, Ильин, очевидно, стал во главе «русской секции» лиги в Берлине. В ноябре 1930 г. парижский орган Обера «Красная волна» писала о нем: «Ильин — один из лучших знатоков большевизма, а также один из главных пионеров антикоммунистического движения в Германии, где он ведет борьбу с упорством, преданностью делу и умом».

К этому времени Ильин завязал прочные связи с влиятельными реакционными кругами немецких церковников, примкнувших тогда к развязанной лигой Обера международной кампании «против религиозных преследований в СССР»[2]. Самое активное участие в этой кампании принимала организация под названием «Союз немецких церквей», в которую входили сотни стоявших на правых позициях пасторов и церковных старост по всему рейху. «Союз» располагал большими средствами. Под его управлением действовало издательство массовых публикаций «Эккард», и в его же сеть входило «Русское евангелическое пресс-бюро», специализировавшееся на антисоветской пропаганде. Заведующим этим пресс-бюро со второй половины 20-х годов и был Адольф Эрт.

Адольф Эрт

Биография этого человека в какой-то мере известна. Карьера Эрта напоминает карьеру нацистов Альфреда Розенберга и Эрвина Шойбнер-Рихтера[XI]. Отпрыск проживавшей в Саратове семьи немецких сектантов-меннонитов, Эрт каким-то образом в самом начале Первой мировой войны очутился в Германии, где после прохождения учебы поступил на службу к немецким эмигрантам из России[3]. Меннониты были одной из самых консервативных немецких сект в России. Ее члены были с самого начала на стороне контрреволюции, в их колониях организовывались боевые кулацкие отряды и даже готовились кадры для содействия германским интервентам и белогвардейцам. Многие меннониты служили в войсках Врангеля[4]. На процессе подделывателей червонцев в Берлине в январе — феврале 1930 г.[XII] было установлено, что генерал Гофман[XIII] и Детердинг[XIV] рассчитывали использовать меннонитов для задуманного ими похода против СССР.

Осенью 1930 г. несколько тысяч озлобленных коллективизацией меннонитов выехало из СССР в Германию, где их руководители стали заядлыми антисоветскими агитаторами. В непосредственную связь с ними вступили Эрт и Ильин. Судя по всему, Ильин тогда и сблизился с Эртом. В числе авторов опубликованной в 1930 г. близким к Эрту издательством «Эккард» «Книги страданий христиан в России» фигурировали Ильин и несколько его ближайших сотрудников-белогвардейцев. Год спустя то же издательство опубликовало книгу Ильина «Против безбожия»[5].

С этого момента Эрт и Ильин действовали сообща. В 1931 г. издательство «Эккард» выпустило новую книгу объемом в 576 страниц под заголовком «Мир на краю пропасти. Политика, экономика и культура в коммунистическом государстве» (сборник «исследований» Ильина и одиннадцати его белогвардейских сотрудников). Редактором книги был сам Ильин, предисловие было составлено Врангелем. Парижский орган лиги Обера немедленно назвал этот сборник «монументальным» трудом.

Ильин явно был вместе с Эртом и в последующие дни, когда тот по поручению из Женевы предпринял попытку расширить берлинский филиал лиги путем объединения всех антикоммунистических организаций и групп в рейхе[6]. Но всё это происходило еще до прихода Гитлера к власти. Эрт уже был полноправным профессиональным антикоммунистом. В его брошюре «Тотальный кризис — тотальная революция», опубликованной тем же издательством «Эккард» в начале 1933 г., он еще пытался провести какое-то различие между протестантской религией и фашизмом, хотя и признавал, что нацизм «объединяет самые активные, самые молодые и самые доверчивые силы нации»[7].

В те же дни, однако, Эрт перескочил с церковных на нацистские позиции. Факты доказывают, что уже именно в начале 1933 г. он вместе с другими профессиональными антикоммунистами оказал гитлеровцам бесценную услугу.

2.

Выше уже говорилось о различных тесных контактах профессиональных антикоммунистов с нацистами, в том числе и самим Гитлером, начиная с 1919 г., и о том, как в январе 1933 г. берлинская агентура лиги Обера помогла Гитлеру с помощью «Клуба господ»[XV] захватить власть[8]. Это, однако, было не всё. Есть все основания считать, что те же силы приняли прямое участие в той чудовищной провокации нацистов в феврале 1933 г., которая позволила им укрепиться у власти: в поджоге рейхстага.

Хотя в самом начале 1933 г. Эрт, по-видимому, еще не был членом нацистской партии, у него уже очень скоро наладились отношения с одним из ее главных лидеров — с Геббельсом. Это подтверждается рядом данных.

Еще в 1932 г. издательство «Эккард» опубликовало сенсационную книгу Эрта и некоего Швейкарта[XVI] под заголовком «Взбесившаяся преисподняя. Обзор большевизации Германии». Книга была полна самой дикой антикоммунистической клеветы, причем Эрт прямо ссылался на своего белогвардейского сообщника Ильина: «В основном, — говорилось в тексте, — мы следуем анализу Ивана Ильина»[9]. «Теоретический» орган нацистской партии «Национальсоциалистише монатсхефте» немедленно стал рекламировать книгу, назвав ее «глубоким» исследованием. Но это было только начало.

Как известно, поджог рейхстага был совершен 27 февраля 1933 г. На следующий же день правительство Гитлера издало закон о чрезвычайном положении, на основании которого в стране начались повальные аресты активистов коммунистической партии. Против коммунистов было выдвинуто обвинение в заговоре с целью захвата власти, сигналом к чему якобы и должен был служить поджог рейхстага. Было объявлено, что в руках властей множество документов, подтверждающих факт заговора и намерение коммунистов развернуть в стране бешеный красный террор.

Никаких таких документов гитлеровским правительством после поджога рейхстага опубликовано не было: их не существовало. Но в сентябре того же 1933 г. в Берлине внезапно появилась на свет новая, сверхсенсационная книга Эрта «Вооруженное восстание. Разоблачения о попытке коммунистического переворота накануне национальной революции». На обложке изображался горящий рейхстаг. В книге утверждалось, что к концу февраля 1933 г. у коммунистов всё было готово для переворота, что за поджогом рейхстага должно было последовать убийство Гитлера и Геринга, что коммунисты готовились пустить в ход ножи, «пропитанные керосином тряпки» для поджогов и кипяток для обливания полиции и что были разработаны планы для взрыва железнодорожных мостов, уничтожения электростанций и т. д.[10] Из Германии огню мировой революции предстояло перекинуться на основные западные страны. Добавлялось, что в деле замешаны Коминтерн и советские учреждения в Германии[11].

Делался вывод: «Германия вышла вперед в борьбе против мирового врага и тем самым взяла на себя миссию, от которой уже не откажется, пока ее не выполнит. Пусть другие народы... последуют германскому примеру. Уничтожение Коммунистического Интернационала — задача наций во всём христианском и цивилизованном мире». Это был старый призыв международной организации профессиональных антикоммунистов.

В день опубликования «разоблачений» Эрта газета Гитлера «Фелькишер беобахтер» заполнила восторженным сообщением о них всю первую полосу под заголовком в несколько строк: «Вот доказательство! Как Красный фронт[XVII] намеревался уничтожить рейх незадолго перед приходом Гитлера к власти. Правительство Гитлера в последнюю минуту спасло Германию и Европу от мирового пожара». Книга Эрта, добавляла нацистская газета, написана в ходе поисков «чистой правды», выдержана в «деловом и научном духе» и заслуживает широчайшего распространения в стране и за рубежом. К 1934 г. было распродано шесть изданий. Напечатаны были также издания на английском, французском, испанском, шведском и голландском языках.

При первом же чтении книги Эрта становилось ясно, что вся провокация с поджогом рейхстага и «коммунистическими документами» была организована в типичной манере профессиональных антикоммунистов. Аргументация то и дело напоминала «письмо Коминтерна»[XVIII] и другие подлоги профессиональных антикоммунистов в 20-х годах. Варила та же кухня. Эрт без стеснения копировал своих предшественников. Было очень похоже на то, что в афере и на этот раз участвовали и белогвардейские «эксперты» по таким делам. Через Ильина Эрт был с ними тесно связан[12].

Мало того. Участие профессиональных антикоммунистов в нацистской провокации не ограничилось составлением ее сценария. Когда гитлеровцы после поджога рейхстага перешли к массовым арестам коммунистов, оказалось, что у них были заранее заготовлены списки партийных активистов. Кто составлял эти списки?

На заседании Международного военного трибунала над главными немецкими военными преступниками в Нюрнберге 18 марта 1946 г. Герингу был задан вопрос, были ли у нацистов уже до пожара готовы списки коммунистов для последовавших арестов. Геринг ответил: «У нас были списки коммунистических деятелей, подлежащих аресту. Эти списки были составлены совершенно независимо от поджога германского рейхстага». Затем он добавил: «Я еще раз подчеркиваю, что решение об этих арестах было принято задолго до этого. Однако распоряжение о выполнении этого решения и о немедленном аресте последовало в эту ночь»[13].

Едва ли у гитлеровцев до прихода к власти уже действовал специальный аппарат, занимавшийся кропотливым составлением списков коммунистических активистов; гестапо еще не существовало. Но именно такой аппарат уже годами действовал у профессиональных антикоммунистов в разных странах, в частности в Германии.

Достаточно вспомнить о «картотеке» Орлова в его берлинской «лаборатории». Составление таких «черных списков» считалось одной из первейших обязанностей каждого филиала Климовича и лиги Обера с целью заблаговременной подготовки белого террора. Всё указывает на то, что Эрт и его сообщники предоставили тогда в распоряжение гитлеровцев свои списки. Новорожденное гестапо и потом не обошлось без содействия с этой стороны.

Иными словами, профессиональные антикоммунисты приложили руку ко всей афере с поджогом рейхстага. Сказать с полной уверенностью, что она вообще была их собственной идеей, разумеется, нельзя. У крупных преступников типа Гитлера, Геринга и Геббельса было достаточно дьявольской хитрости, чтобы самим измыслить подобную провокацию. Тем не менее не подлежит сомнению, что профессиональные антикоммунисты были в этом случае по меньшей мере их прямыми советниками, помощниками, а может быть, и вдохновителями. Техника «операции» была так или иначе взята у них.

Это подтверждается и тем, что Адольф Эрт, начавший свою карьеру в качестве строго «религиозного» человека, уже в 1933 г. стал прямым агентом Геббельса. Когда на суде в Лейпциге Димитров потребовал вызова Эрта, как автора книги «Вооруженное восстание», в качестве свидетеля, ему было отказано. Геббельс охранял своего человека[14]. Он понимал, что Димитров тут же его разоблачит.

Возникает вопрос: кто в то время свел Эрта и вообще профессиональных антикоммунистов с Геббельсом?

Хотя связи с этими кругами у нацистов существовали с давних пор, вопрос в данном случае касается прямых нитей, тянувшихся лично к Геббельсу. Обнаружить их не представляет затруднений.

Как уже неоднократно упоминалось, после гражданской войны из Советской России в Германию выехала целая группа фашиствовавших немцев. В Мюнхене находились Альфред Розенберг, Эрвин Шойбнер-Рихтер, Арно Шикеданц[XIX], в Берлине в числе таких лиц помимо Эрта фигурировала некая Мелита Видеман, родом из Петербурга, внучка известного в городе в царское время директора немецкой коммерческой школы. Переехав после Октября в Германию, Мелита Видеман сначала занималась изданием брошюр по домашнему хозяйству, а затем присоединилась к профессиональным антикоммунистам и нацистам. Когда Геббельс в 1927 г. завел в Берлине свою газету «Ангриф», она стала у него секретарем редакции[15]. В то же время она поддерживала личный контакт с Эртом. Позднее, когда тот по поручению Геббельса возглавил берлинский «Антикоминтерн»[XX], он сделал ее главным редактором публиковавшегося этой организацией под маркой издательства «Эккард» журнала «Ди акцион». Почти несомненно, что именно эта белогвардейская дама первоначально и свела Эрта с Геббельсом[16].

В том, что Геббельс принял предложенный ему группой Эрта план гигантской антикоммунистической провокации, не было, разумеется, ничего удивительного. Именно подобные вещи и были ему по душе. Помимо Гитлера, Геббельс был самым хитрым из всех нацистских вожаков. Его единомышленник Розенберг назвал его «Мефистофелем нашего когда-то столь прямолинейного движения»[17]. Ни Геринг, ни Гиммлер, ни Гесс, Борман, Розенберг или Риббентроп не имели, как и сам Гитлер, университетского образования, и все они не очень разбирались в вопросах рабочего движения. Геббельс кое-что об этом знал и притом, как изобретатель «науки лжи», был настоящим знатоком искусства политического обмана. Провокация с поджогом рейхстага была как бы придумана для фашистского Мефистофеля.

Геринг, президент рейхстага, подземный ход из здания которого вел к его дому, был главным исполнителем «операции»[XXI], но задумал ее, по всей вероятности, всё же Геббельс. На том же заседании Нюрнбергского трибунала американский обвинитель Джексон, сославшись на заявления главаря берлинских штурмовиков Карла Эрнста, прямо назвал не только Геринга, но и Геббельса автором поджога.

Переход Эрта в штаб Геббельса становится тем самым вполне понятным, хотя, в какой именно момент это произошло, сказать трудно [18] [XXII]. Бесспорно, во всяком случае, что с этого времени, то есть еще с 1933 г., агент берлинского филиала старой лиги Обера оставался одним из наиболее доверенных лиц нацистского министра пропаганды. Формально руководя созданным Геббельсом «Антикоминтерном», всосавшим в себя женевскую лигу, Эрт отныне выполнял указания своего фашистского шефа, и только его.

Можно лишь добавить, что к поджогу рейхстага приложил руку из числа профессиональных антикоммунистов, очевидно, не только Эрт. Тянулись и другие нити. Установлено, что самим поджогом «сверху» непосредственно ведал Геринг. Но кто подобрал для Геринга технического исполнителя — слабоумного голландца Ван дер Люббе?

По данным, опубликованным еще в том же 1933 г. немецкими антифашистами в «Коричневой книге», Ван дер Люббе еще в апреле 1931 г. случайно познакомился с подобравшим его на улице в Берлине или Потсдаме небезызвестным немецким агентом Георгом Беллом. Агент этот оставался с голландцем в контакте и даже возил его в Мюнхен, где познакомил с несколькими видными нацистами, в том числе с Розенбергом и Рёмом. В середине февраля 1933 г. Ван дер Люббе приехал в Берлин, вновь вступил в непосредственный контакт с нацистами и взял на себя вместе с штурмовиками Эрнстом и Хайнесом дело поджога. После поджога обо всём этом рассказал нескольким лицам сам Белл[19] [XXIII].

Месяц спустя Белл был убит гестаповцами на австрийской территории в нескольких километрах от германской границы. Еще несколько недель спустя мертвым в своей квартире был найден консервативный депутат рейхстага Оберфорен, автор «Записки» о предыстории поджога, которому Белл также сообщил о своем участии в деле. Хотя официальная версия гласила, что Оберфорен покончил самоубийством, было очевидно, что и здесь речь шла об убийстве[XXIV].

Следует учесть, что Белл принадлежал к тому же кругу, что и Эрт. В 20-х годах он был главным разъездным агентом мюнхенского филиала лиги Обера и доверенным лицом главы этого филиала генерала Гофмана[20]. Все эти данные едва оставляют место для сомнений. В феврале 1933 г. оберовцы действительно оказали огромную услугу Гитлеру и Герингу. Рейли гордился бы Эртом и Ильиным.

Чтобы замести следы своего участия в деле, Эрт сразу же после этого переименовал свое церковное издательство «Эккард» в «Издательство нибелунгов», что было еще одним признаком его «нацификации». Издательство стало отныне публиковать чисто фашистскую литературу. Теперь в руках Эрта были большие, почти неограниченные средства.

Вначале он действовал формально от имени созданного им в том же 1933 г. «Объединенного союза антикоммунистических организаций в Германии», в который были включены три открыто существовавшие до этого в рейхе группировки: связанный с самим Эртом «Союз евангелической прессы», руководимый иезуитами «Католический исследовательский институт по вопросам большевизма и свободомыслия» и «Русский научный институт» Ильина. От имени этого «объединения» и была в сентябре 1933 г. опубликована провокационная книга Эрта «Вооруженное восстание». Но уже вскоре затем все организации профессиональных антикоммунистов в Германии и за ее рубежом, в том числе и сама лига Обера, были слиты Эртом в единый «Антикоминтерн», управлявшийся им из кабинета в геббельсовском министерстве пропаганды.

Очевидно, Эрт вместе с приближенным Геббельса Таубертом и вел в 1934 г. от имени Геббельса переговоры с Обером о переходе женевской лиги под нацистский контроль. Швейцарский адвокат, которому срочно требовались деньги, встретил его с распростертыми объятиями. Это видно из восторженного отзыва Обера на книгу Эрта «Вооруженное восстание», опубликованного в сентябре 1933 г.

«Эту книгу, — писал Обер, — должен прочесть каждый, кто хочет составить себе беспристрастное мнение об одной из главных причин победы Адольфа Гитлера, а именно: страшной возможности захвата власти германской коммунистической партией. В изложении д-ра Эрта ничего не преувеличено, мы можем это засвидетельствовать, ибо мы уже долгие годы с напряженным вниманием следили за политическим развитием в Германии... Победа Гитлера спасла Германию от большевизма, как приход к власти Муссолини спас от этого Италию. Тем самым сказано, какое сильное впечатление производит книга даже на тех, чья повседневная задача — следить за большевизмом и бороться против него. Пусть государственные люди, пусть министры внутренних дел и полиции, а также министры иностранных дел и внешней торговли прочтут ее и обдумают».

С не меньшим восторгом приветствовали Эрта, а через него и Геббельса профессиональные антикоммунисты в других странах капиталистического мира. Их финансовый покровитель во Франции мультимиллионер Франсуа Коти писал в своей газете по поводу книги Эрта: «Если бы национал-социалисты не задушили своевременно коммунистический заговор и коммунисты стали бы властителями Германии, то террор III Интернационала буйствовал бы сегодня в двух третях или трех четвертях европейского континента. Это было сделано как раз вовремя. Победа штурмовиков над «террористическими группами» в начале нынешнего года избавила Европу от страшного испытания»[21]. Ближайший сотрудник Ильина белогвардеец Н. С. Тимашев[XXV] выражался в связи с изданием книги Эрта «Террор» в 1934 г. еще яснее. Подчеркивая «всемирно-историческую заслугу» нацистов «в деле борьбы против коммунизма», он добавлял: «Но дело сделано только наполовину». Этим явно ставились на очередь действия против Советского Союза.

Разъезжая в последующие годы по разным странам, Эрт повсюду ревизовал или даже создавал заново филиалы геббельсовского «Антикоминтерна». Он же наряду с Розенбергом, Шикеданцем, Мелитой Видеман и другими фашистами из прибалтийцев опекал оставшихся в Германии белогвардейцев.

Так вступал в действие гитлеровский международный союз профессиональных антикоммунистов «Антикоминтерн».


Примечания

[1] Не смешивать с берлинским «Клубом господ», который был отдельной организацией с особыми заданиями.

[2] См. главу 14[XXVI].

[3] Ehrt A. Das Mennonitentum in Russland (Dissertation). Berlin, 1931.

[4] Воинствующий атеизм. М., 1931, с. 105—107.

[5] Ильин сблизился тогда и с другой ультрареакционной немецкой церковной организацией — «Кольцом Лютера», во главе которого стоял бывший придворный проповедник кайзера Вильгельма II Бруно Деринг, в то время консервативный депутат рейхстага. На собрании этой организации в феврале 1930 г., на котором Ильин выступил с буйной антибольшевистской речью, присутствовали кронпринц и другие сыновья бывшего кайзера, монархическая знать, правые депутаты, глава фашистского объединения «Штальгельм»[XXVII] и белогвардейцы. Был провозглашен лозунг: «Для христианства настал час борьбы» (Rote Fahne, 25.II 1930).

[6] Der Spiegel, 17.VIII 1955, S. 255—257; DIZ — Die Tat. Frankfurt-am-Main, Sonderausgabe, vol. XII. IX. 1954.

[7] Ehrt A. Totale Krise — totale Revolution? Berlin, 1933, S. u.

[8] См. главу 21[XXVIII].

[9] Ehrt A., Schweikart J. Entfesselung der Unterwelt. Berlin — Leipzig, 1932, S. 12.

[10] Правда, 1933, 14 сентября.

[11] Насколько примитивно были состряпаны эти «разоблачения», было видно хотя бы из следующей детали. В книге фигурировали снимки «советских орденов», пожалованных за «убийства германских колонистов» в СССР. Один из этих снимков в действительности изображал царскую кокарду, снятую с фуражки должностного лица того времени (Правда, 1933, 3 октября).

[12] В 1934 г. Эрт продолжил свой подлог новыми антикоммунистическими «разоблачениями» в книге «Террор. Кровавая хроника марксизма в Германии». Это была стряпня того же сорта, очевидно подготовленная теми же «специалистами».

[13] Нюрнбергский процесс над главными немецкими военными преступниками. М., 1960, т. 5, с. 17.

[14] Правда, 1933, 3 декабря.

[15] Der Spiegel, 6.II 1967, S. 64.

[16] Не исключено, что были и другие посредники. Соавтором Эрта по книге «Взбесившаяся преисподняя. Обзор большевизации Германии» в 1932 г. был некто Ю. Швейкарт[XXIX]. В ставшем после войны достоянием гласности дневнике Геббельса упоминается, что он выдал Швейкарту сумму в 40 тыс. марок (Heiber H. Joseph Goebbels, 1965, S. 177). Не идет ли речь об одном и том же лице и не означает ли это, что Геббельс еще раньше финансировал Эрта? Возможно, что посредником был также немецкий профессиональный антикоммунист Штадтлер[XXX], который тоже вступил в нацистскую партию только после ее прихода к власти.

[17] Lang S. Alfred Rosenberg. Chicago, 1949, S. 177.

[18] По данным ставшей впоследствии известной «Записки» депутата рейхстага из правой партии Гугенберга Оберфорена, подложные «коммунистические документы» были подброшены в здание ЦК Компартии Германии во время произведенного там берлинской полицией обыска 24 февраля 1933 г., то есть еще за три дня до поджога. На заседании гитлеровского правительства, однако, консервативные министры, в том числе фон Папен и Гугенберг, настойчиво возразили против использования фальшивок, тогда как Геббельс, по утверждению Оберфорена, предлагал другое. Он настаивал на том, чтобы эти материалы оказались «найденными» в здании ЦК КПГ (Braunbuch über Reichstagbrand und Hitlerterror. Basel, 1933, S. 78—80, 116)[XXXI].

[19] Braunbuch über Reichstagbrand und Hitlerterror, S. 54—61.

[20] См. главу 10[XXXII]. Не исключено, что какую-то роль в деле поджога сыграл тогда и тот самый Штадтлер, который еще в январе 1919 г. принимал участие в составлении плана убийства Карла Либкнехта и Розы Люксембург, а позднее руководил «Клубом господ». В 1933 г. Штадтлер был членом рейхстага от партии Гугенберга и противником лидера умеренного крыла этой партии Оберфорена. Через несколько месяцев после поджога рейхстага Штадтлер официально перешел в нацистскую партию.

[21] Ami du People, 28.XI 1933.


Комментарии

[I] «Лига Обера» (официальное название: «Международная лига борьбы против III Интернационала»; известна также как «Международная антикоммунистическая лига», «Международное антикоммунистическое соглашение», «Международное соглашение против III Интернационала», «Женевская лига» и т.д.) — международная антикоммунистическая организация, созданная в 1924 г. белогвардейцами-эмигрантами под патронажем и при финансировании «Интеллидженс сервис» и «Сюрте женераль». Называлась так по имени председателя — швейцарского адвоката-антикоммуниста Теодора Обера (1878—1963), прославившегося в качестве защитника Аркадия Полунина (врангелевского контрразведчика, непосредственно организовавшего убийство Вацлава Воровского) на процессе убийцы Воровского Мориса Конради (ноябрь 1923 г.). Официально главной целью «Лиги Обера» было «уничтожение Коминтерна». Лига действовала в более чем 30 странах (в Европе, Азии, обеих Америках, Австралии и Египте), в нее входило в общей сложности свыше 60 правых партий и организаций, из которых около половины — фашистские. «Лига Обера» напрямую причастна к изготовлению и распространению антикоминтерновских фальшивок 20-х гг., изготовлению фальшивых денег и к «белому террору» в Австрии, Венгрии, Румынии и Болгарии. На рубеже 20—30-х гг. ведущей силой в «Лиге» стали фашисты, ее финансирование взяли на себя профашистски настроенные миллионеры Г. Форд и Г. Детердинг. В 1934 г. «Лига Обера» была взята на содержание правительством Гитлера. В 1945 г. «Лига» прекратила работу, в 1948 г. заявила о ее возобновлении, в 1950 г. была распущена.

[II] Речь идет о состоявшемся весной 1929 г. в Берлине громком процессе над бывшим сотрудником охранки, а затем контрразведки, белоэмигрантом (и по совместительству осведомителем германской полиции) Владимиром Орловым и его сообщниками. Они были уличены в шантаже американских сенаторов Джорджа Норриса и Уильяма Бора с помощью поддельных писем о якобы получении теми денег от советского правительства. В ходе этого скандального дела было установлено, что Орлов создал в Берлине целую лабораторию фальшивок, в которой были изготовлены многие поддельные документы, направленные на дискредитацию СССР, Коминтерна и коммунистов, в том числе такие знаменитые фальшивки, как «Приказ Коминтерна о вооруженном восстании в Болгарии» (1925) и «Письмо Зиновьева» (оно же «Письмо Коминтерна», 1924) (см. комментарий [XVIII]). На суде Орлов был представлен защитой как «идейный борец с большевизмом, совершивший ошибку» и приговорен к четырем месяцам заключения. Однако его берлинская лаборатория прекратила существование (хотя продолжали работать ее филиалы в других странах). Этой истории посвящена первая книга — «Дорога бесчестья» — дилогии Василия Ардаматского «Две дороги» (1972—1973).

[III] По последним данным, В. Орлов пал жертвой интриг в белогвардейской среде. Высланный из Германии в Бельгию, он вступил в конфликт с руководством белоэмигрантского «Братства русской правды», и «братчиками» для дискредитации Орлова была сфабрикована и опубликована его переписка с эмигрантом А. Гуманским, в которой шла речь о изготовлении фальшивок, направленных против Гитлера. Поэтому после оккупации Бельгии нацистами В. Орлов был разыскан гестапо, арестован и вывезен в Берлин, где вскоре его тело было найдено в одном из городских скверов.

[IV] Лейхтенбергский граф де Богарне (Романовский) Георгий Николаевич (1872—1929) — российский офицер; герцог; в 1918 г. — один из создателей прогерманской монархической Южной армии. В эмиграции проживал в Германии, был одним из руководителей «Братства русской правды».

[V] Ливен Анатолий Павлович (Анатоль Леонид Паулевич) (1873—1937) — российский офицер; светлейший князь; происходил из рода остзейских дворян, возводивших себя прямо к вождю ливов Каупо (XII в.). В 1919 г. организовал и возглавил «Либавский добровольческий стрелковый отряд», который в составе Балтийского ландвера воевал с красными в Латвии. Затем Ливен воевал в составе Северо-Западной армии Юденича. После Гражданской войны жил в Латвии, владел кирпичной фабрикой. Активный деятель белоэмигрантского движения, руководил латвийским отделением «Братства русской правды».

[VI] фон Лампе Алексей Александрович (1885—1967) — российский офицер, участник Русско-японской и Первой мировой войн. Во время Гражданской войны — начальник оперативного отдела штаба Добровольческой армии. В 1920—1922 гг. — представитель Врангеля в Дании, затем — в Венгрии, затем — в Германии. В 1921 г. произведен в генерал-майоры. С 1924 г. — глава 2-го отдела Русского общевоинского союза (РОВС), с 1938 г. — глава РОВС в Германии. После нападения Гитлера на СССР официально предложил нацистским властям сформировать из членов РОВС боевые части для войны против Красной Армии, но понимания не встретил. В 1944 г. вошел в состав власовского Комитета освобождения народов России. После войны жил в Мюнхене, был одним из руководителей структур, противодействовавших выдаче советской стороне нацистских коллаборационистов российского происхождения. С 1950 г. — в Париже, заместитель председателя РОВС, с 1957 г. и до конца жизни — председатель РОВС.

[VII] Рябушинский Владимир Павлович (1873—1955) — русский промышленник и банкир, представитель известной семьи купцов и капиталистов старообрядцев Рябушинских. Совладелец «Товарищества мануфактур П.М. Рябушинского с сыновьями» и Московского банка. Один из основателей партии октябристов, затем — партии мирообновленцев, в 1912 г. — Прогрессивной партии. Участник Первой мировой и Гражданской войн. В эмиграции жил в Париже.

[VIII] Щербатов Николай Борисович (1868—1943) — российский государственный деятель; князь, камергер, действительный статский советник. Землевладелец и известный коннозаводчик из Полтавской губернии. В 1915 г. — управляющий Министерством внутренних дел и начальствующий над Жандармским корпусом, а затем — министр внутренних дел. Один из основателей и руководителей существовавшей в 1905—1907 гг. «Партии правового порядка», занимавшей позиции между октябристами и черносотенцами. После Октябрьской революции — в эмиграции, жил в Германии.

[IX] Климович Евгений Константинович (1871—1932) — российский государственный деятель, полицейский руководитель. В 1898—1904 гг. служил на разных должностях в жандармском управлении, в 1905 г. — полицмейстер г. Вильно. После совершенного на его жизнь покушения повышен и с января 1906 г. возглавил Московское охранное отделение, а в апреле 1907 г. назначен помощником московского губернатора. С 1909 г. — заведующий Особым отделом Департамента полиции. Имел репутацию «гения провокации», внедрил свою любовницу, агента-провокатора Зинаиду Жученко в Боевую организацию эсеров, организовал покушения на московского полицмейстера Рейнборна, жандармского генерала Курлова. Организовал убийство черносотенцами депутата Государственной думы Иоллоса. С декабря 1909 г. — градоначальник Керчи, с ноября 1914 г. — градоначальник Ростова-на-Дону. В 1916 г. — сенатор, директор департамента полиции; с 1913 г. — генерал-майор. После Февральской революции арестован, состоял под следствием. После Октябрьской революции — в Добровольческой армии, с мая 1920 г. — начальник врангелевской контрразведки, прославился зверствами в Крыму. После разгрома Врангеля эмигрировал в Югославию, вошел в руководство Русского общевоинского союза (РОВС), возглавил контрразведку РОВС, из которой затем выросла Внутренняя линия РОВС. Климович создал агентурную сеть в 17 странах, которая, помимо контрразведки, занималась засылкой агентов в Советскую Россию, организацией террористических актов и производством фальшивок (см. комментарий [II]). Агентурная сеть Климовича стала первоначальной структурной основой «Лиги Обера» (см. комментарий [I]).

[X] Прокопович Сергей Николаевич (1871—1955) — российский экономист (преимущественно статистик), общественный и политический деятель. Один из основателей и руководителей «Союза освобождения» (1904), а затем и партии кадетов (1905), но вскоре от кадетов отошел. Видный масон. После Февральской революции — министр торговли и промышленности, а затем министр продовольствия во Временном правительстве. После Октябрьской революции — декан юридического факультета 1-го МГУ, директор Кооперативного института. В 1921 г. — один из организаторов и руководителей Всероссийского комитета помощи голодающим (Помгола). В сентябре 1921 г. выслан из Советской России. В эмиграции занимался экономическими и статистическими исследованиями.

[XI] фон Шойбнер-Рихтер Макс Эрвин (Рихтер Людвиг Максимилиан Эрвин) (1884—1923) — видный деятель раннего периода нацистского движения. Уроженец Риги, из остзейских немцев. После начала Первой мировой войны ушел добровольцем в немецкую армию, в 1915 г. назначен вице-консулом Германии в Эрзеруме. В 1917—1918 гг. работал в пресс-службе германского оккупационного корпуса в Прибалтике, затем примкнул к Балтийскому ландверу и в составе фрейкора вернулся в Германию. Участник Капповского путча в марте 1920 г. После провала путча бежал в Мюнхен, где познакомился с Гитлером. Вскоре стал советником по внешней политике и финансовым советником НСДАП, обеспечил постоянное финансирование «Фёлькишер беобахтер», а также финансовую и политическую поддержку НСДАП со стороны генерала Э. Людендорфа и стального магната Ф. Тиссена и установил прочные связи партии с остзейскими и русскими эмигрантами, в том числе с А. Розенбергом и великой княгиней Викторией Федоровной. Шойбнер-Рихтер был (совместно с Розенбергом) разработчиком плана «пивного путча». Погиб во время путча, при первом залпе, вероятно, заслонив собой от пуль Гитлера. После прихода нацистов к власти провозглашен героем и «мучеником движения», его прах был торжественно перезахоронен.

[XII] В январе-феврале 1930 г. в Берлине состоялся наделавший много шума процесс над девятью фальшивомонетчиками из «Лиги Обера» — двумя грузинскими эмигрантами (Шалвой Карумидзе и Василием Садатьерашвили) и семью германскими гражданами. На суде было установлено, что операция по производству фальшивых червонцев была начала в 1926 г. и имела целью расстройство финансовой системы СССР и финансирование вооруженного вторжения в Закавказье с целью захвата Грузии и бакинских нефтяных промыслов. Помимо «Лиги Обера» в дело были прямо вовлечены генерал Гофман (см. комментарий [XIII]) и нефтяной магнат Детердинг (см. комментарий [XIV]). Фальшивомонетчики успели напечатать и реализовать 15 тысяч банкнот и подготовили, но не успели реализовать еще 120 тысяч банкнот. Сразу после оглашения приговора Карумидзе и Садатьерашвили скрылись в Швейцарии. После прихода Гитлера к власти их пригласили в рейх в качестве экспертов для участия в операции СС по изготовлению фальшивых долларов и фунтов стерлингов.

[XIII] Гофман Макс (Карл Адольф Максимилиан) (1869—1927) — немецкий военачальник, известный по Первой мировой войне. В начале войны — начальник оперативного штаба 8-й армии в Восточной Пруссии, к августу 1916 г. дорос до начальника штаба Восточного фронта; в октябре 1917 г. произведен в генерал-майоры. В качестве начальника штаба Восточного фронта возглавлял германскую делегацию на Брестских переговорах, сыграл ведущую роль в оккупации немецкими войсками территории Украины и Белоруссии. В 1918 г. вступил в конфликт с генералом Э. Людендорфом, вследствие чего впал в немилость и в 1920 г. был отправлен в отставку. Гофман был одним из организаторов ультраправого террора в Германии в 1918—1921 гг. и был, в том числе, причастен к убийству К. Либкнехта и Р. Люксембург. Участник Капповского путча. В 1924—1927 гг. — фактический руководитель германского филиала «Лиги Обера». В 1926 г. Гофман и Детердинг (см. комментарий [XIV]) разработали план военной интервенции в СССР, который, однако, воплощен в жизнь не был.

[XIV] Детердинг Генри Вильгельм Август (1866—1939) — голландский промышленник-мультимиллионер, долгие годы возглавлявший нефтяные корпорации «Ройял датч» и «Ройял датч Шелл». Поклонник нацизма и лично Гитлера, в течение долгих лет финансировал НСДАП. Оказывал финансовую помощь и другим ультраправым организациям, а также различным мероприятиям (вплоть до печатания фальшивых денег), направленным против СССР.

[XV] «Немецкий клуб господ» — закрытая правоконсервативная организация, созданная в 1924 г. аристократами, офицерами, помещиками и ультраконсервативными интеллектуалами для внедрения агрессивно-консервативных взглядов в политическую и экономическую «элиту» Германии. Предшественниками клуба были, с одной стороны, монархо-консервативный «Июньский клуб», с другой — «Антибольшевистская лига» (см. комментарий [XXX]). Клуб издавал газету «Ринг». Масштабы влияния клуба стали ясны, когда было сформировано правительство фон Папена (1 июня 1932 г.), в котором и сам канцлер, и заметная часть министров оказались членами «клуба господ».

[XVI] Юлиус Швейкарт (Швейкерт; Julius Schweickert) — псевдоним самого Ивана Ильина. Еще одним псевдонимом, под которым Ильин под патронажем Эрта публиковал откровенно нацистские книги, был «Альфред Норман» (Alfred Normann). См. об этом, например: Юнггрен М. Русский Мефистофель. Жизнь и творчество Эмилия Метнера. СПб., 2001. С. 226—227, 285.

[XVII] Красный фронт — Рот Фронт, то есть Союз красных фронтовиков, СКФ (нем. Roter Frontkämpferbund) — полувоенное боевое подразделение КПГ в Веймарской республике. Был основан 18 июля 1924 г. в ответ на активизацию фашистских военизированных организаций. СКФ защищал рабочие организации, собрания и демонстрации от фашистских налетчиков, разоблачал деятельность и планы фашистов и милитаристов, играл важную роль в борьбе за единый рабочий фронт. Первым председателем был Вильгельм Пик, с февраля 1925 г. — Эрнст Тельман. В 1927 г. СКФ насчитывал около 110 тыс. членов, в 1929 г. — совместно со своим молодежным крылом (Красный фронт молодежи) — 215 тыс. членов. 1—3 мая 1929 г. произошли столкновения СКФ с полицией, в ходе которых погибли 33 человека, около 200 были ранены, более 1200 задержаны. За этим последовало запрещение СКФ сначала в Пруссии, а затем и в остальных землях Германии. СКФ продолжал нелегальную борьбу до полного разгрома организации нацистами в 1933 г. После этого члены СКФ сражались в интербригадах во время Гражданской войны в Испании, эмигрировали в СССР или участвовали в Сопротивлении в Германии.

[XVIII] «Письмо Коминтерна» (оно же «Письмо Зиновьева») — антисоветская фальшивка, изготовленная сотрудником В. Орлова (см. комментарий [II]) С. Дружиновским по заданию британской разведки. Непосредственным автором «Письма Зиновьева» был известный английский разведчик-авантюрист Сидней Рейли. Письмо призывало британских коммунистов развернуть «подрывную» работу в армии и флоте с тем, чтобы вооруженным путем в ходе гражданской войны можно было захватить власть в Великобритании. Под письмом стояли «подписи» Григория Зиновьева (тогда — председателя ИККИ), Отто Куусинена (на тот момент — секретаря ИККИ) и Артура Мак-Мануса (секретаря Коммунистической партии Великобритании). С помощью публикации этого письма в британской прессе консерваторы смогли отправить в отставку лейбористское правительство Р. Макдональда и выиграть досрочные парламентские выборы. В результате Британией не были ратифицированы договоры с Советской Россией, подписанные правительством Макдональда. Фальшивка была разоблачена в 1925 г. Факт написания «Письма Зиновьева» С. Рейли был установлен британскими исследователями в 60-е гг. XX в.

[XIX] Шикеданц Арно (1892—1945) — видный деятель нацистского режима. Уроженец Риги, из остзейских немцев, ближайший студенческий друг А. Розенберга и товарищ по студенческой корпорации Э. фон Шойбнер-Рихтера (см. комментарий [XI]). В 1917 г., после захвата Риги германскими войсками, добровольно вступил в немецкую армию. Работал в пресс-службе германского оккупационного корпуса в Прибалтике, затем вступил в Балтийский ландвер, с которым вернулся в Германию. Стал членом НСДАП, активно печатался в «Фёлькишер беобахтер», считался в партии «специалистом по русскому вопросу». Участник «пивного путча», в связи с чем после прихода нацистов к власти признан «старым бойцом» и награжден «Орденом крови». Способствовал финансированию НСДАП со стороны генерала Э. Людендорфа и великого князя Кирилла Владимировича. Опубликовал две книги по «еврейскому вопросу»: «Еврейство, враждебная раса» (1927) и «Социал-паразитизм в жизни народов» (1928). В 1933 г. стал начальником штаба Внешнеполитического управления НСДАП и советником Розенберга по расовым вопросам. В 1941 г. назначен начальником штаба Имперского министерства оккупированных восточных территорий и рейхскомиссаром Кавказа. С 1942 г. одновременно — глава административной службы генерал-губернатора Кракова. В 1943 г. назначен также начальником штаба рейхскомиссариата оккупированных восточных территорий Норвегии. 15 апреля 1945 г., при подходе советских войск к Берлину, совершил расширенное самоубийство.

[XX] «Антикоминтерн» — распространенное название организации, созданной под руководством Геббельса в сентябре 1933 г. под названием «Союз германских антикоммунистических обществ». Целью «Антикоминтерна» были антикоммунистическая пропаганда и разведдеятельность. Со временем в «Антикоминтерн» были включены антикоммунистические организации и других стран. Основой «Антикоминтерна» стала «Лига Обера».

[XXI] См. об этом подробнее: Поджог рейхстага. Фрагмент из книги Комитета помощи жертвам германского фашизма.

[XXII] А. Эрт руководил «Антикоминтерном» с 7 сентября 1933 г. по 17 марта 1937 г.

[XXIII] См. об этом подробнее: Поджог рейхстага. Фрагмент из книги Комитета помощи жертвам германского фашизма.

[XXIV] См. об этом подробнее: Поджог рейхстага. Фрагмент из книги Комитета помощи жертвам германского фашизма.

[XXV] Тимашев Николай Сергеевич (1886—1970) — российский, затем американский юрист и социолог. Сын министра торговли и промышленности С.И. Тимашева. Доктор права (защитил диссертацию о «подрывной деятельности» под названием «Преступное возбуждение масс»). В 1921 г. эмигрировал в Финляндию, затем жил в Германии, Чехословакии и Франции. В 1936 г. уехал в США, где стал ближайшим сотрудником Питирима Сорокина. В Америке его книга «Теория социологии» считается классическим учебником. Преподавал в ряде университетов; ввиду неразвитости социологической науки в тогдашних США оказался одним из тех, кто создал в американской социологии такой раздел, как социология права.

[XXVI] В главе 14 рассказывается о сотрудничестве «Лиги Обера» с реакционными церковными кругами, в том числе с Ватиканом.

[XXVII] «Штальгельм» — «Стальной шлем» (нем. Stahlhelm), немецкая консервативная полувоенная организация, созданная в декабре 1918 г. в Магдебурге реваншистски настроенными офицерами после поражения Германии в Первой мировой войне. В 1930 г. организация насчитывала 500 тыс. членов. «Стальной шлем», по сути, представлял собой военное крыло националистической консервативной Немецкой национальной народной партии (НННП). После прихода нацистов к власти подразделения «Стального шлема» были включены в состав штурмовых отрядов. В 1951 г. организация была восстановлена.

[XXVIII] Глава 21 в значительной степени посвящена деятельности «Клуба господ» (см. комментарий [XV]).

[XXIX] См. комментарий [XVI].

[XXX] Штадтлер Эдуард (1886—1945) — немецкий ультраправый политический деятель. Формально принадлежал к правому крылу католической Партии центра. Участник Первой мировой войны, работал главой пресс-службы германского консульства в Москве в 1918 г. После возвращения из России основал «Антибольшевистскую лигу» (официальное название: «Лига защиты немецкой культуры»), которая развернула бешеную антикоммунистическую пропаганду, организовала финансирование фрейкора банкирами и промышленниками через специально созданный «Антибольшевистский фонд» (получил 500 миллионов рейхсмарок), создала и оплачивала сеть осведомителей в рабочем и социал-демократическом движении. Инициатор и непосредственный участник убийства К. Либкнехта и Р. Люксембург, один из вдохновителей, организаторов и посредников в финансировании «белого террора» в Германии в 1918—1921 гг. В марте 1919 г. был вынужден уйти с поста руководителя «Антибольшевистской лиги» из-за запятнанной репутации. Позже Штадтлер возглавил «Немецкий клуб господ» (см. комментарий [XV]), вошел во всегерманское правление «Стального шлема», в 1932—1933 г. был депутатом рейхстага и прусского ландтага от НННП (см. комментарий [XXVII]). В 1933 г. вступил в НСДАП и работал в ведомстве Геббельса. В начале 1945 г. взят в плен советскими войсками, умер в заключении.

[XXXI] См. об этом подробнее: Поджог рейхстага. Фрагмент из книги Комитета помощи жертвам германского фашизма.

[XXXII] В главе 10 рассказывается о деятельности генерала М. Гофмана (см. комментарий [XIII]), созданных им полуподпольных структур и их связях с ультраправыми, в том числе с «Лигой Обера».


Глава из книги: Генри Э. Профессиональный антикоммунизм (к истории возникновения). М.: Политиздат, 1981.

Комментарии А. Тарасова.


Эрнст Генри (Семён Николаевич Ростовский; настоящее имя — Лейба Абрамович Хентов) (1904—1990) — советский журналист-международник, известный публицист, автор ряда аналитических книг. Лауреат нескольких престижных журналистских премий. Сотрудник-нелегал Коммунистического Интернационала Молодёжи (КИМа) и Коминтерна.

Родился в многодетной семье фабриканта. В 1920 году становится международным курьером КИМа. Во временной столице Литовской республики Каунасе помогает подпольщикам установить связь с Е. З. Розовской — женой содержащегося в городской тюрьме Фридриха Платтена. При попытке нелегального перехода границы с Советской Россией арестован и брошен в польскую тюрьму в оккупированной Западной Белоруссии. С помощью местного подполья совершает побег, нелегально переходит на советскую территорию, работает в международном отделе ЦК РКСМ.

Выезжает в Германию, сотрудничает в органе немецкого комсомола «Юнге гарде», в партийном органе «Роте фане», теоретическом журнале компартии «Ди интернационале». В 1921 году работает в отделе печати ЦК КПГ, затем в редакции «Роте фане», в 1922 году — корреспондент «Роте фане» в Советской России; участвует в подпольном съезде Коммунистической партии Турции в Анкаре. Во время восстания в Гамбурге в 1923 году арестован, брошен в тюрьму «Моабит». Пишет статьи для журнала «Коммунистический Интернационал».

После прихода к власти нацистов уезжает в Лондон; его берлинская квартира была разгромлена, собранный архив уничтожен, в результате чего погибла рукопись книги «Динамика нового германского империализма». В последующие годы работает в Брюсселе и Париже. В 1934 году — вновь в Лондоне по линии Совинформбюро; поддерживает контакт с «кембриджской пятёркой». Редактор посольского бюллетеня, редактор основанной в 1942 году газеты «Совьет уор ньюс уикли» (затем «Совьет уикли»).

В 1946 году возвращается в СССР, сотрудничает в английском отделе Совинформбюро, работает обозревателем во Всесоюзном радиокомитете.

Арестован в 1953 году по обвинению в шпионаже, в 1954 году освобождён и реабилитирован. Автор знаменитого «Письма Илье Эренбургу», в котором выступил с резкой критикой попытки реабилитации сталинизма.

Сотрудничал с такими изданиями, как «Литературная газета», «Комсомольская правда», «Международная жизнь», «Новое время», «Дружба народов», «Наука и жизнь», «Молодой коммунист», «Юность» и многими другими.

Автор книг: «Гитлер над Европой?» (Hitler Over Europe? 1934; рус. пер. 1935), «Гитлер против СССР. Грядущая схватка между фашистскими и социалистическими армиями» (Hitler over Russia? The Coming Fight between the Fascist and Socialist Armies, 1936; рус. пер. 1937), «Политика военных монополий» (под псевдонимом А. Леонидов, 1961), «Есть ли будущее у неофашизма?» (1962), «Социал-демократы на перепутье» (1969), «Заметки по истории современности» (1970), «Новые заметки по истории современности» (1976), «Профессиональный антикоммунизм. К истории возникновения» (1981), «За дверьми Белого дома» (1982), «За сценой в Бонне» (1987) и др.