Программа Террористической фракции партии «Народная Воля»
Saint-Juste > Рубрикатор Поддержать проект

Александр Ульянов

Программа Террористической фракции партии «Народная Воля»[I]

Александр Ульянов

По основным своим убеждениям, мы — социалисты. Мы убеждены, что материальное благосостояние личности и ее полное, всестороннее развитие возможны лишь при таком социальном строе, где общественная организация труда дает возможность рабочему пользоваться всем своим продуктом и где экономическая независимость личности обеспечивает ее свободу во всех отношениях. Только тогда государство выполнит свою задачу — доставить человеку возможно больше средств к развитию, и только в таком обществе, при отсутствии конкуренции и борьбы интересов, будет возможно беспредельное нравственное развитие личности.

К социалистическому строю каждая страна приходит неизбежно, естественным ходом своего экономического развития; он является таким же необходимым результатом капиталистического производства и порождаемого им отношения классов, насколько неизбежно развитие капитализма, раз страна вступила на путь денежного хозяйства. Этот закон не выражает собой, конечно, единственно возможного пути; он не исключает возможности более прямого перехода к социалистической организации народного хозяйства, если для этого существуют особенно благоприятные условия в привычках народа, в характере интеллигенции и правительства. Он выражает собой лишь ту историческую неизбежность, с которою каждая страна приходит к социалистическому строю, если ее развитие совершается стихийно, без сознательного участия в нем какой-нибудь общественной группы. Только на известной ступени экономического развития общества, при достаточной зрелости его, возможно осуществление социалистического идеала, и не только полное осуществление его, но и каждый шаг к нему возможен только как результат изменения в отношении общественных сил в стране, как результат количественного или качественного увеличения силы и сознательности в рабочем классе. Только через сознание и волю самого народа могут воплотиться в его жизнь какие-либо принципы, и только известные экономические условия жизни обусловливают прочную подготовку народного сознания к восприятию социалистических идей.

Параллельно с экономическим развитием страны идет ее политическая жизнь. Рост общественных идеалов требует для себя соответственного изменения форм жизни; там, где правительство не идет наравне с обществом, растущие общественные силы, по мере своего созревания, оказывают давление на правительство и приобретают известное участие в управлении (страной). Политическая борьба является, таким образом, необходимым средством для достижения дальнейших экономических преобразований, но она возможна только от лица определенной общественной группы и будет тем успешнее, чем шире та поддержка, которую находят себе ее требования в обществе.

Чтобы видеть, как применяются эта принципы к условиям русской жизни, и определить вероятный ход ее политических и социальных изменений, посмотрим на отношения общественных сил в современной России.

Наиболее значительную общественную группу составляет в России крестьянство. Оно сильно не только своей численностью, но и сравнительною определенностью своих общественных идеалов. В нем еще живы его старые, традиционные принципы: право народа на землю, общинное и местное самоуправление, свобода совести и слова. Несмотря на значительное развитие в его среде мелкой буржуазии, крестьянство еще прочно держится общинного владения землей, а его несомненная привычка к коллективному труду дает возможность надеяться на непосредственный переход крестьянского хозяйства в форму, близкую к социалистической. Таким образом, главное значение крестьянства относится к социальной борьбе будущего; при своей неорганизованности и отсутствии ясного сознания своих политических нужд, оно может оказывать современной политической борьбе лишь бессознательную поддержку своим общим недовольством.

Вслед за крестьянством, по общественному значению, должно поставить рабочий класс. Он составляет значительную часть городского населения и имеет огромное значение для социалистической партии. По своему экономическому положению он является естественным носителем социалистических идей; он может служить хорошим проводником этих идей в крестьянство, так как сохраняет с ним обыкновенно тесную связь; наконец, представляя из себя самую подвижную и сплоченную часть городского населения, рабочие будут оказывать сильное влияние на исход всякого революционного движения. Рабочий класс будет иметь решающее влияние не только на изменения общественного строя, борясь за свои экономические нужды, но и политической борьбе настоящего он может оказывать самую серьезную поддержку, являясь наиболее способной к политической сознательности общественной группой. Он должен поэтому составить ядро социалистической партии, ее наиболее деятельную часть, и пропаганде в его среде и его организации должны быть посвящены главные силы партии.

Из других общественных групп дворянство, духовенство и бюрократия, как не выделенные органическими условиям русской жизни, а вызванные лишь потребностями правительства и сильные лишь его поддержкой, — классы эти не имеют почти никакого значения, и роль их пассивна.

Наша буржуазия находится лишь в начале своего формирования. Обусловленная слабой дифференциацией русского общества, она не могла еще выработать классового самосознания и не обладает стройными идеалами. Это отсутствие под буржуазией прочной почвы не позволяет признать ее за серьезную общественную силу.

При слабой дифференцировке нашего общества на классы, мы находим возможным считать интеллигенцию за самостоятельную общественную группу[II]. Не имея классового характера, она не может, конечно, играть[III] самостоятельной роли в социально-революционной борьбе, но она может явиться передовым отрядом в политической борьбе, в борьбе за свободу мысли и слова.

Русское правительство также принято считать за самостоятельную общественную силу. Оно, действительно, является таковою, так как не выражает собой ни одной из существующих общественных сил, а держится милитаризмом и отрицательными свойствами нашего общества: его неорганизованностью, пассивностью и недостатком политического воспитания. Механическую силу правительства в армии мы считаем необходимым иметь в виду, но, не считая армию особым классом, мы полагаем иметь на нее воздействие наравне с другими общественными группами.

Такое положение правительства не может быть прочным и устойчивым; оно принуждено считаться с движением народной жизни и, следуя за ним, уступать, рано или поздно, требованиям общества. В виду такой группировки общественных сил в современной России, задачи русской социалистической партии сводятся, по нашему мнению, к следующему.

Главные свои силы партия должна посвящать организации и воспитанию рабочего класса, его подготовке к предстоящей ему общественной роли. Сильная знаниями и сознательностью, партия будет стремиться к возвышению общего умственного уровня общества, наконец, употреблять все возможные усилия к непосредственному улучшению народного хозяйства, к тому, чтобы направить его на путь, соответствующий своим идеалам.

Но при существующем политическом режиме в России почти невозможна никакая часть этой деятельности[IV]. Без свободы слова невозможна сколько-нибудь продуктивная пропаганда, точно так же, как невозможно улучшение народного хозяйства без участия народных представителей в управлении страной. Таким образом, борьба за свободные учреждения является для русского социалиста необходимым средством для достижения своих конечных целей. Инициативу этой борьбы может взять на себя интеллигенция, опираясь как на поддержку рабочего класса, по мере его организации и политического воспитания, так и на все те слои населения, где сколько-нибудь пробудилось сознание своих прав и потребность ограждения от административного произвола. Возможность ведения этой борьбы без предварительной классовой организации, а лишь параллельно ей, мы видим в том, что русское правительство не выражает собой действительного отношения общественных сил в стране, не находит себе активной поддержки ни в одном общественном слое и не обладает поэтому устойчивостью; при всяком серьёзном внешнем или внутреннем потрясении оно протягивает руку обществу и уступает тем его требованиям, которые оказываются в данное время наиболее назревшими.

Таким образом, будучи по существу социалистической, партия лишь временно посвящает часть своих сил политической борьбе, так как видит в этом необходимое средство, чтобы сделать более правильной и продуктивной свою деятельность во имя конечных экономических идеалов.

Наши окончательные требования, т. е. то, что мы считаем необходимым для обеспечения политической и экономической независимости народа и его свободного развития, мы можем формулировать в следующей программе[V]:

1. Постоянное народное представительство, выбранное свободно, прямой и всеобщей подачей голосов, без различия пола, вероисповедания и национальности, и имеющее полную власть во всех вопросах общественной жизни;

2. Широкое местное самоуправление, обеспеченное выборностью всех должностей;

3. Самостоятельность мира как экономической и административной единицы;

4. Полная свобода совести, слова, печати, сходов, ассоциаций и передвижений;

5. Национализация земли;

6. Национализация фабрик, заводов и всех вообще орудий производства;

7. Замена постоянной армии земским ополчением;

8. Даровое начальное обучение.

Нам остается только сказать несколько слов о нашем отношении к другим русским партиям.

В политической борьбе, т. е. в борьбе за тот минимум свободы, который необходим нам для пропагаторской и просветительной деятельности, мы надеемся действовать заодно с либералами[VI], так как мы не можем расходиться с ними, требуя ограничения самодержавия и гарантии личных прав. Только в дальнейшем будущем нас разведут с ними социалистические и демократические убеждения.

Что касается до социал-демократов, то наши разногласия с ними кажутся нам очень несущественными и лишь теоретическими.

Они сводятся к тому, что мы возлагаем больше надежды на непосредственный переход народного хозяйства в высшую форму и, придавая большое самостоятельное значение интеллигенции, считаем необходимым и полезным немедленное ведение политической борьбы с правительством.

На практике же, действуя во имя одних и тех же идеалов, одними и теми же средствами, мы убеждены, что всегда будем оставаться их ближайшими товарищами.

Примечание. Мы не претендуем как на безгрешность выставленных в этой программе положений, так и на безукоризненность ее внешней, литературной обработки, но мы убеждены, что при широкой, внепартийной критике, она послужит связующим звеном для всех революционных сил, направит эти силы к достижению заветного идеала в дружной и братской работе.

Являясь Террористической фракцией партии, т. е. принимая на себя дело террористической борьбы с правительством, мы считаем нужным подробнее обосновать наше убеждение в необходимости и продуктивности такой борьбы.

Историческое развитие русского общества приводит его передовую часть все к более и более усиливающемуся разладу с правительством. Разлад этот происходит от несоответствия политического строя русского государства с прогрессивными, народническими стремлениями лучшей части русского общества[VII]. Эта передовая часть растет, совершенствуется и развивает свои идеалы нормального общественного строя, но вместе с этим усиливается и правительственное противодействие, выразившееся в целом ряде мер, имевших целью искоренение прогрессивного движения и завершившееся правительственным террором. Но жизненное движение не может быть уничтожено, и когда у интеллигенции была отнята возможность мирной борьбы за свои идеалы и закрыт доступ ко всякой форме оппозиционной деятельности, то она вынуждена была прибегнуть к форме борьбы, указанной правительством, т. е. к террору[VIII].

Террор есть, таким образом, столкновение правительства с интеллигенцией, у которой отнимается возможность мирного культурного воздействия на общественную жизнь. Правительство игнорирует потребности общественной мысли, но они вполне законны, и интеллигенцию, как реальную общественную силу, имеющую свое основание во всей истории своего народа, не может задавить никакой правительственный гнет. Реакция может усиливаться, а с нею и угнетенность большей части общества, но тем сильнее будет проявляться разлад правительства с лучшею и наиболее энергичною частью общества, все неизбежнее будут становиться террористические факты, а правительство будет оказываться в этой борьбе все более и более изолированным[IX]. Успех такой борьбы несомненен. Правительство вынуждено будет искать поддержки у общества и уступит его наиболее ясно выраженным требованиям. Такими требованиями мы считаем: свободу мысли, свободу слова и участие народного представительства в управлении страной. Убежденные, что террор всецело вытекает из отсутствия даже такого минимума свободы, мы можем с полной уверенностью утверждать, что он прекратится, если правительство гарантирует выполнение следующих условий:

1. Полная свобода совести, слова, печати, сходок, ассоциаций и передвижений.

2. Созыв представителей от всего народа, выбранных свободно прямой и всеобщей подачей голосов для пересмотра всех общественных и государственных форм жизни.

3. Полная амнистия по всем государственным преступлениям прошлого времени, так как это были не преступления, а исполнение гражданского долга.

Признавая главное значение террора, как средства вынуждения правительства уступок путем систематической его дезорганизации, мы нисколько не умаляем и других его полезных сторон. Он поднимает революционный дух народа; дает непрерывное доказательство возможности борьбы, подрывая обаяние правительственной силы; он действует сильно пропагаторским образом на массы. Поэтому мы считаем полезной не только террористическую борьбу с центральным правительством, но и местные террористические протесты против административного гнета.

В виду этого строгая централизация террористического дела нам кажется излишней и трудно осуществимой. Сама жизнь будет управлять его ходом и ускорять или замедлять его по мере надобности. Сталкиваясь со стихийной силой народного протеста, правительство тем легче поймет всю неизбежность и законность этого явления, тем скорее сознает оно все свое бессилие и необходимость уступок[X].

21 марта 1887 г.


Примечания редакторов книги

[I] На поле помета Александра III: «Эта записка даже не сумасшедшего, а чистого идиота».

[II] Вместо «группу» вначале было написано — «силу».

[III] Вместо «играть» вначале было написано — «иметь».

[IV] На поле против этой фразы помета Александра III: «Это утешительно!».

[V] Все восемь требований отчеркнуты Александром III и на поле его помета: «Чистейшая комунна!».

[VI] Слова «заодно с либералами» подчеркнуты Александром III и на поле его помета: «К сожалению это уже давно и без того так».

[VII] Слова: «его передовую часть» и «лучшей части русского общества» подчеркнуты Александром III и на поле его помета: «Действительно, это всё перлы России».

[VIII] Последняя фраза отчёркнута Александром III и на поле его помета: «Ловко!».

[IX] Вторая половина фразы отчеркнута Александром III и на поле его помета: «Самоуверенности много, отнять нельзя!».

[X] Все приведённые выше пометы Александра III взяты из книги всепод. докладов по делу 1 марта 1887 г., находящейся во втором томе «Дознания о замысле на жизнь свящ. особы государя императора, обнаруженном 1 марта 1887 г.» — приложение к делу Особ. Прис. Прав. Сената № 47. (Архивохран. № 1).


Опубликовано в книге: Первое марта 1887 г. Дело П. Шевырева, А. Ульянова, П. Андреюшкина, В. Генералова, В. Осипанова и др. М.: Московский рабочий, 1927.