Первая типография «Черного передела»
Saint-Juste > Рубрикатор Поддержать проект

Елизавета Ковальская

Первая типография «Чёрного передела»

Елизавета Николаевна Ковальская

Осенью 1879 г., после раскола «Земли и воли», сконструировалась группа «деревенщиков» (вначале не имевшая названия, впоследствии «Черный передел»), оставшихся на старой платформе «Земли и воли». Была организована конспиративная квартира в Петербурге недалеко от Литейного; хозяевами в ней поселились я и Николаев («Егорыч») [1] по паспорту мужа и жены (не помню, под какой фальшивкой, приходилось так часто менять паспорта, что удержать в памяти все фамилии было трудно). На этой квартире долго обсуждался вопрос об общей землевольческой типографии и велись переговоры с представителями образовавшейся «Народной воли». Вскоре Николаев заметил слежку, квартира была ликвидирована. По рекомендации члена «Черн[ого] передела» Петра Приходько [2], новая квартира была нанята его бывшей квартирной хозяйкой, женою городового, что делало квартиру вполне благонамеренной. Здесь произошло очень бурное собрание по вопросу типографии. На собрании присутствовали: Плеханов, Засулич, Попов («Родионыч») [3], Преображенский Георг («Юрист») [4], Крылова [5], Пьянков [6], Николаев («Егорыч»), Тищенко («Титыч») [7], Щедрин [8] и я. Стефанович [9] и Дейч [10] были в это время на юге — в Киеве и Одессе. Аптекман [11] был на Дону. Игнатов [12], кажется, в Москве.

Крылова решительно отказывалась сдать типографию народовольцам (она была все время хозяйкой этой типографии) и была готова идти даже на вооруженное сопротивление в случае агрессивных действий со стороны народовольцев. Плеханов горячо поддерживал мнение не сдавать типографию, но в то же время, по свойственной ему черте характера, ядовито, остроумно высмеивал проект «вооруженного сопротивления» Крыловой. Их поддерживали Попов, Пьянков, Николаев. Преображенский, Щедрин и я стояли за какой-нибудь компромисс, считая нежелательным (не говоря уже о каком-либо вооруженном сопротивлении) обострять отношения между группами. Было решено поручить Преображенскому и Стефановичу (приезда которого ждали) переговоры с народовольцами.

Спустя несколько дней после собрания, придя на конспиративную квартиру, я застала там Крылову, крайне возбужденную и в то же время торжествующую, с двумя большими саквояжами в руках и какой-то длинной палкой, завернутой в гардину. Она просила немедленно найти помещение для сундука, в котором будут помещены отвоеванные ею какие-то части типографии. Мне было поручено скорее это устроить.

Побывав во многих знакомых легальных квартирах, где жили сочувствующие нам, я не могла найти подходящего места. Случайно встретила знакомого харьковского студента Новикова, который, хотя стоял в стороне от революционного движения, но был вполне надежен и не отказывался помочь, когда было нужно. Он предложил познакомить меня с вдовой священника сибирячкой, хорошо ему известной, служившей экономкой в доме богатого золотопромышленника. Место было вполне надежное. При знакомстве вдова произвела на меня прекрасное впечатление. На другой же день деревянный сундук, содержимого которого я не видела (сундук был тяжел), был привезен к ней Пьянковым и Приходько. Здесь случилось неожиданное происшествие: вскоре после водворения сундука в доме произошел пожар, бросились вытаскивать вещи, сибирячка не растерялась; зная подозрительную тяжесть небольшого сундука, она с иконой в руках села на него и не позволила выносить свои вещи из комнаты, говоря, что божья матерь спасет. Пожар был потушен, и все кончилось благополучно. Вещи, взятые Крыловой из типографии, были несущественными, ибо работать ими было нельзя, и объявление о новой партии «Черном переделе» было напечатано в «Народной воле», в типографии, оставшейся за народовольцами.

Немедленно начались переговоры о приобретении новой типографии от Переплетчикова [13], имевшего свою легальную типографию в Смоленске. Мне было поручено найти надежное лицо, на адрес которого будет выслана накладная для получки товара из Смоленска. Посредством моих знакомых нашла состоятельного человека, широко жившего и надежного (фамилии теперь не помню); на его имя была получена накладная. На Васильевском острове была нанята скромная квартира, в которой поселились по паспорту мужа и жены Крылова и Пьянков; в этой квартире должна была функционировать новая типография. Из Саратова был выписан наборщик Жарков [14], которого хорошо знали землевольцы. Кроме этого, в типографии работали Елизавета Шевырева [15] и Петр Приходько. Боясь, чтобы по дороге с вокзала не прихватить слежки и тем не провалить новую квартиру, было решено устроить еще промежуточную. Я с Щедриным по фальшивому паспорту мужа и жены немцев Крюднер наняли в Измайловском полку небольшую бедную квартирку, объяснив дворнику, что хотим открыть маленькую слесарную мастерскую. Щедрин долго обстоятельно советовался с дворником, где лучше поместить вывеску на воротах. Дворник обещал посылать нам заказчиков. Мы сказали, что на днях получим станок и проч. инструменты из города, который значился в нашем паспорте, кажется, Смоленска. Поселившись, часто приглашали дворника к себе, угощали пивом и вполне овладели его симпатией.

Когда пришла типография и надо было ее получать, на вокзал отправились Щедрин, Пьянков, Приходько и Тищенко. Щедрин и Пьянков настаивали взять револьверы, которые были мною принесены (отсюда показания неизвестного мне, что я снабжала оружием, впрочем, потом он отказался от своих показаний). Типография была перенесена на квартиру на Васильевском. Большое затруднение представляла тяжелая чугунная доска, которую нести вдвоем могло обратить внимание: выручил необыкновенно сильный Тищенко, который, завернув ее в бумагу, нес как картину. Типография была водворена на свое место, надо было ликвидировать нашу квартиру, не вызвав подозрений. В это время должен был уезжать за границу Л. Г. Дейч. Трудно было достать для него заграничный паспорт. Мы предложили попробовать взять заграничный по нашему фальшивому. Позвали дворника, рассказали ему целую историю, что наш дядя, живущий в Берлине, имеет там свое коммерческое дело, написал нам приглашение приехать, чтобы там вести дело вместе; поэтому мы уже продали по частям нашу мастерскую. Надо получить заграничный паспорт (в те времена это делалось очень просто, дворнику вручался паспорт и деньги, он сам ходил куда надо и приносил готовый документ; требовался в этих случаях только благоприятный отзыв дворника о жильцах). Вручив дворнику фальшивый и 10 р., пообещав ему дать за труды, мы через несколько дней получили легальный паспорт, по которому Л. Г. Дейч и переехал границу. Наша квартира осталась необнаруженной и впоследствии. Жарков о ней не знал. Когда я его встретила в первый раз по приезде его из Саратова, он произвел на меня неприятное впечатление, и я категорически воспротивилась его участию в перенесении типографских частей из нашей квартиры, за что некоторые из чернопередельцев упрекали меня в дамских капризах, но все же его отстранили, и это спасло нашу квартиру, когда он стал выдавать. Провокатором, думаю, он не был, но струсил при первом же аресте, наболтал, а затем жандармы, поняв, с кем имеют дело, запрягли его и в слежку. По его показаниям были арестованы: типография, в ней Крылова, Пьянков, Шевырева; при выходе из типографии — Короткевич [16], член «Черн[ого] пер[едела]», Аптекман, Козловы муж и жена, хозяйка конспиративной квартиры (к сожалению, не помню ее фамилии). Она прекрасно держалась и, просидев несколько месяцев в Петроп. крепости, никого не выдала. Позже был арестован Переплетчиков.

Л. Г. Дейч прав, говоря, что типография «Земли и воли» осталась за народовольцами. Но П. С. Ивановская [17] и С. Иванова-Борейшо [18] имели некоторое основание думать, что произошел раздел; основанием для этого был увоз Крыловой каких-то предметов из типографии.


Комментарии научного редактора

[1] Николаев Осип Егорович (1853 — ?) — российский революционер-народник. Студент Санкт-Петербургского Технологического института. В 1876—1879 гг. — член «Земли и воли», участник «хождения в народ» (в форме деревенских поселений). В 1879 г. — член «Черного передела». Арестован 25 ноября 1879 г., административно выслан в июле 1881 г. в Западную Сибирь на четыре года.

[2] Тесленко-Приходько Петр Васильевич (1855 — ?) — российский революционер, из украинских дворян. В 1877—1878 гг. — работник харьковской типографии «Земли и воли», в 1879—1880 гг. — петербургской типографии «Черного передела». Арестован в январе 1880 г., в 1881 г. сослан на пять лет в Тобольскую губернию, затем проживал в Томске и Тюмени. С 1895 г. проживал в Киеве. Член партии социалистов-революционеров. Жена Тесленко-Приходько — Елена Косач, племянница — Леся Украинка, обе — украинские писательницы.

[3] Попов Михаил Родионович (1851—1909) — российский революционер-народник. Из семьи священника. Студент Медико-хирургической академии. Вел пропаганду среди рабочих Петербурга и провинции, руководил проведением стачек, участвовал в «хождении в народ». В 1876 г. — один из организаторов «Земли и воли». В марте 1878 г. вместе с Плехановым сыграл видную роль в руководстве забастовкой на фабрике Торнтона в Петербурге. В феврале 1879 г. участвовал в убийстве шпиона Рейнштейна. В 1879 г. — один из организаторов Воронежского съезда «Земли и воли», на котором выступил против политического террора, затем примкнул к «Черному переделу». Вскоре разошелся с этой организацией и создал особый кружок с целью объединения «Народной воли» и «Черного передела». Совместно с народовольцами организовал кружок в Киеве и «Южно-русский рабочий союз», участвовал в подготовке не состоявшихся покушений на губернаторов Тотлебена и Черткова. Арестован в Киеве в феврале 1880 г., приговорен к смертной казни, замененной вечной каторгой, отбывал на Каре, в Алексеевском равелине и в Шлиссельбургской крепости до 1905 г., когда был освобожден по амнистии. Последние годы жил под гласным надзором полиции в Нахичевани-на-Дону.

[4] Преображенский Георгий Николаевич (1854—1881) — российский революционер-народник. Из семьи священника. В 1874—1878 гг. — студент юридического факультета Санкт-Петербургского университета. В 1876 г. — один из организаторов «Земли и воли», после ее раскола — чернопеределец. Арестован в феврале 1880 г., в 1881 г. выслан в Курскую губернию, где умер от чахотки.

[5] Крылова Мария Константиновна (1842—1916) — российская революционерка-народница. Из дворян. С 1865 г. — участница артельных обществ в Москве, привлекалась к дознанию по каракозовскому и нечаевскому делам, была подчинена секретному надзору. В 1875 г. — член киевского кружка «бунтарей», с 1876 г. — член «Земли и воли». После обучения в 1877 г. в Женеве наборному делу — хозяйка типографии «Земли и воли», затем — типографии «Черного передела». Арестована в январе 1880 г., в 1881 г. выслана в Иркутскую губернию. После возвращения из Сибири жила в Воронеже, служила в статистическом бюро.

[6] Пьянков Иннокентий Павлович (1855 — до 1912) — российский революционер-народник. Студент Медико-хирургической академии. В 1874 г. — участник «хождения в народ», привлекался по процессу 193-х, был приговорен к 3 месяцам тюрьмы. Участвовал 31 марта 1878 г. в демонстрации при освобождении Веры Засулич, за что был отправлен в ссылку, откуда бежал. Работник типографии «Черного передела». Арестован в январе 1880 г., в 1881 г. приговорен к ссылке в Архангелогородскую губернию.

[7] Тищенко Георгий (Юрий) Макарович (1856—1922) — российский революционер-народник. С 1876 г. — член «Земли и воли». В 1878 г. — участник тамбовского поселения народников. В 1879 г. — председатель Воронежского съезда, после раскола — чернопеределец. В 1879—1882 гг. жил за границей, закончил Мюнхенский политехникум. При возвращении в Россию в 1882 г. был арестован и сослан в Туркестан на четыре года. В 1887 г. поселился на Кавказе, где сделал карьеру в нефтепромышленности, отойдя от революционной деятельности.

[8] Щедрин Николай Павлович (1858—1919) — российский революционер-народник. Из дворян. Обучался в Омской военной гимназии, окончил учительский институт. Член «Земли и воли», затем «Черного передела», один из организаторов «Южно-русского рабочего союза» в Киеве. В октябре 1880 г. арестован, в мае 1881 г. приговорен Киевским военным судом к смертной казни, замененной бессрочной каторгой, которую отбывал на Каре. По пути на Кару, в Иркутской тюрьме дал пощечину адъютанту генерал-губернатора Соловьеву за грубое обращение с политическими заключенными женщинами С.Н. Богомолец и Е.Н. Ковальской. Приговорен военным судом к смертной казни, замененной приковыванием к тачке без срока. В 1882 г. переведен в Алексеевский равелин, в 1884 г. за драку с надзирателем (заступился за Ковальскую) переведен в Шлиссельбургскую крепость, где в 1895 г. психически заболел. С 1896 г. находился в Казанской психиатрической больнице, где и умер.

[9] Стефанович Яков Васильевич (1853—1915) — российский революционер-народник. Сын священника Конотопского уезда Черниговской губернии, студент Киевского университета (на втором курсе ушел в подполье). В революционном движении с 1873 г., член кружка «чайковцев» и группы «южных бунтарей», участник «хождения в народ». В 1876 г. участвовал в покушении на провокатора Н. Гориновича. Главный организатор тайного крестьянского общества и подготовки восстания в Чигиринском уезде («Чигиринский заговор»). Арестован в 1877 г., в мае 1878 г. бежал из тюрьмы, эмигрировал. В 1879 г. нелегально вернулся в Россию, вступил в «Землю и волю», был одним из основателей «Черного передела», вел пропаганду среди крестьян. В 1880 г. вновь эмигрировал, в ноябре 1881 г. вернулся в Россию, вошел в Исполнительный Комитет «Народной воли». Арестован 6 февраля 1882 г. в Москве. На «процесс 17-ти» осужден на пожизненную каторгу, замененную по конфирмации 8-летней. Отбывал на Каре, в 1891 г. вышел на поселение в Якутии. С 1905 г. жил в Черниговской губернии, от политической деятельности по состоянию здоровья отошел.

[10] Дейч Лев (Лейба-Гирш) Григорьевич (1885–1941) — видный деятель российского и международного революционного движения. Родился в еврейской купеческой семье, с 1874 г. — член народнических кружков, бакунист. В 1876 г. арестован за участие в побеге из тюрьмы С. Лурье, бежал, перешел на нелегальное положение. Участник покушения на провокатора Н. Гориновича (1876), один из организаторов тайного крестьянского общества и подготовки восстания в Чигиринском уезде («Чигиринский заговор»), арестован в 1877 г., в 1878 г. бежал из тюрьмы, эмигрировал. Член «Земли и воли» с 1879 г., после раскола организации примкнул к «Черному переделу». В 1883 г. был в числе основателей первой русской марксистской группы «Освобождение труда», организовал издание и нелегальную переброску в Россию марксистской литературы. В 1884 г. арестован в Германии по делу о покушении на Гориновича, выдан царским властям, осужден на 13 лет 4 месяца каторги. Отбывал на Каре. В 1896 г. вышел на поселение, в 1901 г. бежал через Японию и США в Швейцарию, вошел в руководство газеты «Искра», был кооптирован в администрацию Заграничной лиги русской революционной социал-демократии. Участник II съезда РСДРП (1903), с момента съезда — меньшевик. В 1905 г. нелегально вернулся в Россию, в 1906 г. арестован, сослан в Туруханский край, по дороге бежал, эмигрировал. Вернулся в Россию после Февральской революции, стал одним из лидеров меньшевиков-оборонцев, редактировал меньшевистскую газету «Единство». После Октябрьской революции отошел от политической деятельности, работал в Историко-революционном архиве, занимался изданием архива Г.В. Плеханова. С 1928 г. на пенсии. Автор работ по истории революционного движения и мемуаров.

[11] Аптекман Осип Васильевич (1849—1926) — российский революционер-народник, затем — социал-демократ. Из зажиточной еврейской семьи, студент Петербургской медико-хирургической академии. В 1874—1875 гг. — участник «хождения в народ». С 1876 г. — член «Земли и воли», участвовал в деревенских поселениях народников. В 1879 г. — участник Воронежского съезда, после раскола — один из основателей «Черного передела». Арестован в январе 1880 г. и выслан в административном порядке на пять лет в Якутскую область. В 1887—1889 гг. завершил медицинское образование в Мюнхене, с начала 1890-х гг. — земский врач. В 1893—1894 гг. — член «Народного права», с конца 1890-х гг. — социал-демократ. Активный участник революции 1905—1907 гг. в Виленской губернии, был арестован за участие в бойкоте I Государственной думы. В 1906 г. эмигрировал в Швейцарию, сблизился с меньшевиками. После начала I Мировой войны разошелся с ними, заняв интернационалистскую позицию. В Россию вернулся после Февральской революции, работал врачом, принимал участие в борьбе с эпидемиями, написал ряд работ по истории революционного движения.

[12] Игнатов Василий Николаевич (1854—1884) — российский революционер-народник, затем — социал-демократ. Из семьи купца второй гильдии, студент Технологического института, потом ветеринарного отделения Медико-хирургической академии. Участник «хождения в народ» 1876 г. и Казанской демонстрации. Член «Земли и воли», поддерживал своими средствами организацию. После ее раскола — член «Черного передела», в кассу которого вносит большую часть из полученного им после смерти отца наследства. В начале 1880 г. эмигрирует из России. Один из основателей группы «Освобождение труда». Будучи тяжело больным, отдал свои средства для приобретения типографии. Умер в Ницце от чахотки.

[13] Переплётчиков Василий Алексеевич — российский революционер-народник. Арестован в январе 1880 г., приговорен к ссылке в Сибирь.

[14] Жарков Александр Яковлевич (? — 1880) — чернопеределец, предатель. Наборщик в типографии «Черного передела». Арестован в декабре 1879 г. в Москве, выдал типографию, которая была арестована в январе 1880 г. Был убит А. К. Пресняковым.

[15] Шевырёва Елизавета Дмитриевна (1845 (?) — ?) — российская революционерка-народница. Из семьи купцов. В 1868 г. в Калуге вместе с сестрами открыла первую бесплатную народную библиотеку-читальню для пропаганды революционных идей. Получила образование фельдшера. Арестована в январе 1880 г. Двоюродная сестра Петра Шевырёва — участника «второго первого марта», казненного в Шлиссельбургской крепости.

[16] Короткевич Николай Андреевич — российский революционер-народник. Учитель. Член «Земли и воли» с 1877 г., участник саратовского поселения народников. Арестован в январе 1880 г.

[17] Ивановская (по мужу — Волошенко) Прасковья Семеновна (1852—1935) — русская революционерка. Из семьи бедного сельского священника, окончила Тульское духовное училище, затем Аларчинские высшие женские курсы в Петербурге. С 1876 г. — член народнических кружков в Одессе, участница неудачной попытки освобождения О.С. Любатович, а в 1877 г. — удачного освобождения из-под стражи своего брата Владимира. В 1878 г. участвовала в неудачной попытке освободить из-под стражи И.М. Ковальского, В.А. Малинку и Э.И. Студзинского. В мае 1878 г. арестована в связи с уличными беспорядками в Одессе во время суда над И.М. Ковальским, после трехмесячного заключения выслана на родину до особого распоряжения жандармского управления, бежала за границу к брату. Вернулась в Россию нелегально в 1880 г., вступила в «Народную волю», была хозяйкой типографий и конспиративных квартир. После 1 марта 1881 г. направлена Исполнительным Комитетом в Москву. Арестована 13 сентября 1882 г. На «процессе 17-ти» осуждена на пожизненную каторгу, принимала участие в коллективных протестах. В 1898 г. переведена на поселение в Баргузинский округ, где вышла замуж за ссыльнопоселенца-землевольца И.Ф. Волошенко. В 1902 г. переведена в Читу, откуда бежала в Европейскую Россию, вступила в партию эсеров, вошла в Боевую организацию партии, участвовала в подготовке убийства В.К. Плеве, после чего выехала за границу. Вернулась в Россию 14 января 1905 г. в составе боевой группы М.И. Швейцера, готовила покушения на великого князя Владимира Александровича, петербургского генерал-губернатора Д.Ф. Трепова, министра внутренних дел А.Г. Булыгина. Провалена провокаторами Татаровым и Азефом. Арестована 16 марта 1905 г., но в ноябре 1905 г. освобождена по амнистии. После этого отошла от боевой деятельности, жила в семье В.Г. Короленко, женатого на ее сестре Евдокии. В 1907 г., избегая ареста, скрылась, выполняла отдельные поручения партии эсеров. После Октябрьской революции работала в Политическом Красном Кресте, участвовала в создании литературного музея В.Г. Короленко, состояла в Обществе бывших политкаторжан и ссыльнопоселенцев. Оставила ценные мемуары.

[18] Иванова (по мужу — Борейшо [Борейша]) София Андреевна (1856—1927) — российская революционерка-народница. В 1874 г. работала в типографии Ипполита Мышкина в Москве. Неоднократно арестовывалась, по процессу 193-х выслана в Архангелогородскую губернию, откуда в 1879 г. бежала в Петербург. В 1879 г. была вместе с А. А. Квятковским хозяйкой конспиративной квартиры, вступила в группу «Свобода или смерть», затем вошла в состав Исполкома «Народной воли». Была хозяйкой типографии в Саперном переулке с сентября 1879 г., в январе 1880 г. при аресте оказала вооруженное сопротивление. Была приговорена к четырем годам каторги, отбывала на Каре. Из Сибири вернулась в 1900 г., работала в нелегальном Красном Кресте для помощи заключенным, вела культурную работу. Умерла в Москве.


Опубликовано в журнале «Каторга и ссылка», 1929, № 1.

Комментарии научного редактора: Александр Тарасов, Роман Водченко.


Елизавета Николаевна Ковальская (до замужества — Солнцева) (1851 — 1943) — российская революционерка, землеволка, затем — эсерка-максималистка, историк революционного движения.

Незаконнорожденная дочь харьковского помещика и его крепостной крестьянки. Еще будучи студенткой харьковской гимназии, увлеклась идеями социального освобождения, вела активную деятельность по организации гимназических кружков самообразования. По окончании гимназии создала несколько кружков просветительского направления. Участвовала в стремительно набиравшем силу в это время российском женском движении. В Харькове, в собственном доме, доставшемся ей по наследству от отца, основала бесплатные курсы для не имевших образования женщин. С 1870 по 1871 год состояла в браке с И. Я. Ковальским.

Переехав из Харькова в Петербург, сблизилась с кружком «чайковцев». Вскоре из-за тяжелой болезни вынужденно уехала на лечение в Швейцарию, где, под влиянием русской революционной эмиграции, перешла на позиции бакунизма. Вернувшись в Россию, примкнула к партии «Земля и воля», участвовала в «хождении в народ»: получив место народной учительницы в деревне Царская Славянка Царскосельского уезда, вела революционную пропаганду среди крестьян и рабочих. В 1879 году, после раскола «Земли и воли», вступила в «Черный передел». В 1880 году по делу основанного ею в Киеве совместно с чернопередельцем Н. П. Щедриным «Южно-Русского рабочего союза» была арестована и через год приговорена к пожизненной каторге.

Отбывала заключение в Иркутске, затем — на Усть-Каре. Осуществила два неудачных побега. Из-за невыносимых условий содержания заключенных участвовала в голодовках и акциях неповиновения, совершила попытку самоубийства. По приказу генерал-губернатора Приамурского края барона А. Н. Корфа, перед которым Ковальская отказалась встать, была насильственно перевезена из Усть-Кары в Верхнеудинскую тюрьму, что послужило прологом к Карийской трагедии. В Верхнеудинске совершила третью попытку побега, после чего была отправлена на Нерчинскую каторгу. Здесь, пользуясь расположением начальства к политическим заключенным, организовала бесплатную публичную библиотеку и склад дешевых народных книг и даже смогла наладить революционную пропаганду. По манифесту 1891 года бессрочная каторга была заменена ей на 20-летнюю. За три года до освобождения Ковальская вышла замуж за М. Маньковского, осужденного по делу польской партии «Пролетариат».

Освободившись в 1903 году, вместе с мужем, австрийским подданным, добилась от российских властей высылки в Австрию. В 1904 году жила в Швейцарии, где вступила в партию эсеров, но очень скоро вышла из нее вместе с группой так называемых максималистов. В 1909 году вошла в редакцию журнала «Трудовая Республика», издававшегося эсерами-максималистами в Париже. Незадолго до Октябрьской революции возвратилась на родину.

С 1918 года работала научным сотрудником в Петроградском историко-революционном архиве. В 1923 году стала членом редколлегии московского историко-революционного журнала «Каторга и ссылка». Умерла в эвакуации во время Великой Отечественной войны.