Saint-Juste > Рубрикатор

Альфонсо Кано

«Всегда будет можно создать условия для переговоров с властью»

От редакции «Публико»:

Альфонсо Кано, командующий Революционными вооружёнными силами Колумбии — Армией народа (РВСК—АН), говорит, что партизаны не готовы сложить оружие и отказаться от вооруженной борьбы[1].

Альфонсо Кано — его гражданское имя Гильермо Леон Саенс Варгас, родился в Боготе в 1948-м — является командующим самой старой герильи в мире[2]. В этом интервью для «Публико» — первом, которое он дал СМИ за последние 19 месяцев, — интеллектуальный лидер герильи[3] анализирует эпоху Альваро Урибе[4] и утверждает, что от нового президента Хуана Мануэля Сантоса[5] трудно добиться участия в мирном разрешении длящейся десятилетиями гражданской войны. Кано ответил на письменные вопросы редакции, которые он вернул, сопроводив ответы подписью «21 мая 2011 года, горы Колумбии».

Каковы причины борьбы РВСК?

Наши цели — демократическое сосуществование, социальная справедливость и полная реализация национального суверенитета силами массового гражданского участия [в управлении страной], что поведет Колумбию в направлении социализма.

Ваша герилья — самая старая в мире. Причины, которые породили вашу вооруженную борьбу, все те же, или они изменились со временем?

За эти 47 лет произошли разительные изменения в области науки и технологий, многие страны добились экономического успеха, рухнула советская модель строительства социализма, наблюдался неудержимый рост Китайской Народной Республики. Однако, несмотря на это и многие другие принципиальные перемены, голод еще более распространился по планете, несправедливость, социальные проблемы и конфликты увеличились, в то время как около 10 тысяч исключительно богатых семей решают судьбу миллиардов людей. РВСК появились, сопротивляясь насилию олигархии, которая систематически прибегала к политическим преступлениям для ликвидации демократической и революционной оппозиции. РВСК появились также как ответ крестьянства и всего народа на агрессию латифундистов и помещиков, которые залили кровью колумбийские села, захватив земли крестьян и колонов. РВСК появились также и как достойный и боевой ответ на вмешательство властей США в военное противостояние и внутреннюю политику нашей родины. Вот три основные причины, которые вызвали к жизни РВСК, как это указано в «Аграрной программе Маркеталии», разработанной и оглашенной в 1964 году[6]. Беглый взгляд на колумбийскую действительность в мае 2011 года показывает нам, что, несмотря на новый международный контекст, эти три причины появления [РВСК] существуют и даже усилились в настоящее время.

Считаете ли вы, что возможен переговорный процесс с президентом Хуаном Мануэлем Сантосом?

Совместными усилиями всех прогрессивных и демократических сил, заинтересованных в бескровном решении конфликта, всегда будет можно создать условия и инициировать прямые переговоры в верном направлении с любой властью, включая нынешнюю, несмотря на то, что она с самого начала своего правления сократила эти возможности введением закона, который закрывает двери для диалога внутри страны. Но мы оптимистически смотрим на возможность добиться диалога.

Какие планы у вас относительно похищенных, которые находятся в руках РВСК — ввиду отказа властей обменивать заложников на содержащихся в тюрьмах партизан?

Я так понимаю, вы имеете в виду военнопленных, которые находятся в наших руках. Ибо при бесстрастном, строгом и объективном подходе к теме политического, социального и военного противостояния в течение 47 лет, которое ведут две стороны, таких людей правильно будет называть военнопленными, которых противоборствующие силы захватили в ходе конфронтации, верно? Настоящего отказа властей от обмена нет, но они препятствуют нашему стремлению освободить находящихся в заключении товарищей, а это, в свою очередь, не позволяет вернуться к своим семьям военным и полицейским, захваченных нами в бою. В отличие от безразличного отношения государства к собственным солдатам, мы будем защищать своих товарищей. Ясно, что пока продолжается конфронтация, будут и военнопленные в руках борющихся сторон.

Международный комитет Красного Креста — это нейтральная организация, ответственная за обеспечение соблюдения прав человека. В своем последнем сообщении комитет указывает, что «пока стороны конфликта ведут вооруженное противостояние в сельской местности, население, которое обитает в этих районах, живет в условиях постоянного риска, и существует опасность таких нарушений международно признанных прав человека, как убийства и нападения на людей, защищенных международными соглашениями по правам человека; похищения; сексуальное насилие; захват заложников; принудительный воинский призыв; плохое физическое и/или психологическое обращение; депортации. Неуважение принципа различения военных и гражданских, принуждение к сотрудничеству [с властью] приводят к прямым репрессиям против гражданского населения. Захват частного или коммунального имущества и злоупотребление оружием — это другие отягчающие факторы, которые влияют на жизнь общин».

За какие из этих нарушений ответственны РВСК?

Чтобы быть объективным, нужно, чтобы абсолютно все известные случаи [нарушений] были доведены до МККК. Но кратко можно сказать, что для нас первым и наиболее важным в нашей борьбе является население, не только по политическим и идеологическим принципам, но и [исходя из] практики [партизанской] войны. Исключительно в той степени, в какой мы отвечаем на объективные потребности населения в каждом районе, мы можем бороться, расти и идти вперед. Иное невозможно.

Много лет тому назад, ведя интенсивные сражения, мы огласили нашу позицию, согласно которой недопустимо использовать гражданское население в качестве щита для правительственной армии, которая строит казармы в гуще гражданской застройки, использует общественный транспорт для своего передвижения, смешивает военный транспорт с гражданским для перемещения по дорогам, ночует в школах и колледжах и т.п. То есть действия, к которым прибегает правительственная армия, создают большой риск для населения.

Возможно, наши подразделения могут нарушать правила. Но мы строго руководствуемся «Уставом», «Правилами» и «Регламентом дисциплинарного режима», которые на основе революционного понимания жизни определяют отношения между бойцами и также между нами и населением, гарантируя глубокую, искреннюю, гармоничную и твердую связь, и вносим в нашу деятельность коррективы на основе упомянутых документов.

Мы делаем некоторые оговорки относительно Международной конвенции по правам человека и ее дополнительных протоколах, потому что иногда эти документы затрудняют разрешение конкретных ситуаций, ввиду того, что они были задуманы и разработаны для конфликтов между нациями и, несмотря на дополнительные соглашения, не всегда создают справедливое равновесие [для противоборствующих сторон в гражданском конфликте]. Например, «внесудебным наказанием» в этих документах именуется убийственная, преступная и систематическая практика государственных вооруженных сил Колумбии, применяющаяся в течение последних 63 лет: убийство гражданских, переодевание их в военную одежду и размещение оружия на их трупах, чтобы сделать их похожими на партизан, уничтоженных в бою[7]. В условиях нашей страны, которая хвастается тем, что она — «правовое государство», законодательство которой не предусматривает смертную казнь, это способствовало благодушному и недальновидному обращению с преступниками[8] и дало им возможность избежать справедливого, сурового, прозрачного и оправданного наказания за террор, практикуемый колумбийским государством в течение более 47 лет.

Запрет на использование необычного оружия — это предписание для войн между нациями, он не может быть отнесен к таким народным движениям, как наше, вооружавшееся сначала палками и мачете для защиты от агрессии, порожденной и осуществленной государством при военном, финансовом и технологическом участии [американского] Белого дома. Это то же самое, что осуждать библейского Давида за то, что использовал камни для защиты от агрессии гиганта Голиафа.

Стоило бы поработать с международным законодательством, проанализировать с разных точек зрения эти и другие положения того же порядка, обменяться мнениями о непредвзятости, которой должны придерживаться все, включая и того, кто провозглашает себя их гарантом.

РВСК используют, среди прочего, противопехотные мины против операций по ручному уничтожению посевов коки. Почему вы продолжаете прибегать к запрещенному гуманитарными нормами оружию, которое весь мир договорился в 1998 году искоренять по Оттавскому соглашению или Конвенции о запрещении противопехотных мин?

Я повторю, что относительно вооружения, используемого герильей в своем сопротивлении, с учетом нерегулярности ее тактики и, как следствие, неравенстве этого колумбийского противостояния, необходимо, чтобы на международной арене с широким представительством, с участием, конечно, и сил революционной герильи, мы занялись объективным урегулированием этой проблемы, отыскивая реалистичные решения, которые все, включая и власть, смогут строго соблюдать. Нелепо характеризовать это таким образом[9], когда колумбийское государство бросает войска против восставших в пропорции 100 военных на каждого партизана, поддерживая их бомбардировками в тысячи тонн пентолита[10], осуществляемых авиацией, обладающей ракетами всех типов, пулеметами сотен американских и русских вертолетов последней модели, огнем 120-миллиметровой артиллерии; а после этого выходят высшие военные чины, чтобы жаловаться и объявлять, что многие их солдаты погибли на минных полях столь неравного театра военных действий. Или давайте вспомним, что практикуется незаконное принуждение гражданских к работе проводниками в операциях по розыску и преследованию [партизан] — как правило, с плачевными последствиями для принуждаемых. Или давайте вспомним о других случаях — случаях фарисейского развращения гражданских платой за работу доносчиком, когда последние в поисках информации часто становятся жертвами противостояния[11].

Несомненно, никто не должен жалеть усилий для того, чтобы отделить гражданское население от сторон конфликта. Этого нужно добиваться в каждом случае, когда гражданское население попадает под удар в ходе конфликта. Но как понимать это в случае Колумбии, где национальное правительство развязывает интенсивную кампанию по вербовке гражданских в качестве информаторов за плату, объединяя их в аппарат, называемый «Сетью сотрудничающих»? Будут ли в таком случае соблюдаться права человека? Или же существует противоречие в этом манихейском споре международных норм и реальной политики? Есть много причин, которые должны будут привести международную концепцию прав человека к коллективному обновлению. В этом процессе было бы жизненно важным участие США, в том числе чтобы выяснить, соответствует ли требованиям, которые остальной мир предъявляет к правам человека, ежедневная и повсеместная практика США.

Есть ли будущее у РВСК, если они поддержат наркотрафик? Какие сейчас у них имеются связи с выращиванием и трафиком наркотиков? Является ли это сейчас принципиальным источником их финансирования? Сколько денег поступает в год от этой статьи доходов?

Наша борьба за то, чтобы остаться в стороне от прибылей наркотрафика, не была легкой, так как за последние 30 лет Колумбия оказалась пронизана и заражена с ног до головы деньгами от наркоторговли: все институты государства без исключения, промышленность, банки, коммерция, политика, спорт, сельское хозяйство, шоу-бизнес, вооруженные силы и полиция и, самое главное, вся социальная ткань общества.

Война против наркотиков, провозглашенная Белым домом, провалилась, особенно в Колумбии, оставив здесь огромный кровавый след, социальную дезинтеграцию и приведя к потере важнейших этических норм и моральных ценностей. По-прежнему засеянные кокой площади составляют от 90 до 180 тысяч гектаров, и страна продолжает лидировать в мировой наркоторговле, согласно данным различных международных организаций.

Давным-давно мы выразили наше мнение относительно узаконения или декриминализации наркоторговли, и подобные идеи со времен [выступления] североамериканского нобелевского лауреата Милтона Фридмана и до сегодняшнего дня, и, продвигаются многими людьми и организациями всего мира, включая четырех бывших латиноамериканских президентов, как реалистичный шаг для окончательной ликвидации огромных прибылей этой торговли, для контроля медицинскими методами над возрастающим потреблением наркотиков и для создания превентивных стратегий для окончательного решения этой проблемы[12].

В эпоху Кагуана[13] на специальной сессии [переговоров] перед послами и представителями разных стран и многосторонних организаций мы представили подробный план проведения эксперимента на демилитаризированной территории по стратегии изменения сельскохозяйственных посадок, что дестимулирует крестьян выращивать коку и поможет созданию экономически правильных альтернатив. Участники наркотрафика и политические лидеры правящих партий пресекли эту инициативу и похоронили ее[14].

Наркоторговля — это не проблема РВСК. Это национальное, латиноамериканское и мировое явление, которому нужно противопоставлять национальные стратегии, совместно возглавляемые высшими ответственными лицами развивающихся стран, поскольку последние являются также главными жертвами этой заразы.

Я категорически заявляю: никакая организация РВСК, согласно документам и решениям, которым мы подчиняемся, не может сеять, культивировать, продавать, торговать или потреблять галлюциногенные или психотропные вещества.

Все прочие разговоры — [вражеская] пропаганда.

В связи с проблемой прибыли от наркоторговли: как финансируются РВСК?

РВСК—АН имеют три основных источника финансирования: взносы друзей и симпатизирующих, которые искренне солидарны с революционной деятельностью РВСК и понимают причины, по которым мы боремся; налоги, которые мы взимаем с богатых по «закону 002»[15]; прибыль от вложений [в предприятия], которые мы поддерживаем.

За годы правления Урибе РВСК подверглись мощным ударам, среди которых были операции «Шах», «Феникс», «Хамелеон»[16]… В каком состоянии сейчас находится герилья? Какова ее эффективность, и какую территорию она контролирует?

По правде говоря, наиболее серьезный и значительный удар мы получили после II Партизанской конференции, прошедшей в 1966 году в департаменте Киндио, где мы потеряли большое число бойцов и 70 % оружия. Только спустя много лет, на V конференции[17] команданте Маруланда[18] смог сказать: «Наконец-то мы возместили потери от удара, который нас почти уничтожил».

Операция «Шах», ставшая результатом измены командира партизанского отряда, который продал находившихся в его ведении военнопленных, не является достижением властей. Бесчисленное количество раз мы освобождали наших заключенных из государственных тюрем. Это реалии войны, которые вынуждают стороны конфликта принимать новые меры безопасности. Они не изменяют ни концепцию, ни оперативные действия, ни тем более стратегию наших сил.

За последние 9 лет, в результате большего военного вмешательства Вашингтона во внутренние дела Колумбии, война обострилась[19]. Мы пострадали от ударов. Смерти Рауля, Хорхе, Ивана Риоса[20] и многих других товарищей причинили нам страдания и вызвали ту революционную боль, которая еще больше укрепила нашу приверженность идеалам социализма. Теперь мы усвоили урок. Следуя наследию и примеру наших героев и мучеников, новые призывники — молодые революционеры, равно как и более старые — заняли свои места на позициях, чтобы отдать все, даже жизнь, ради создания Новой Колумбии.

Но, очевидно, что в каждой войне смерти бывают с обеих сторон, и Колумбия не исключение.

Те же 9 лет продемонстрировали количество и качество сторонников РВСК и нашу верность идеалам революционных преобразований. Как видно из военных сводок, мы также нанесли удары по военным и «эскадронам смерти», по официальным и неофициальным вооруженным силам, по всем, включая и тех, кто бросает камень и прячет руки за спину, кто цинично заявляет, что не знает о стратегии «ложных подтверждений», кто отрицает перед СМИ свою связь с наркопарамилитаризмом, но открывает во тьме ночи потайные двери своих дворцов, особняков и имений для заговора против [мирного] сосуществования, демократии и против народа.

РВСК сохраняют свое мощное влияние в тех зонах, где мы оперируем, и во всех регионах страны, что основано на правильности наших политических действий, на нашей работе и постоянной помощи общинам, на нашем уважении к ним и на нашем авторитете, созданном твердой приверженностью принципам, которые не позволяют взять ничего взамен за свои усилия, за исключением удовлетворения от того, что мы показали народу пример в способности к мобилизации, организации, борьбе за лучшее будущее.

Не могу сказать, какова численность РВСК—АН, потому что мы — нерегулярная организация[21]. Но мы действуем, работаем и боремся на всей территории страны.

Что является достоверным в сообщениях о предполагаемом содержимом компьютера Рауля Рейеса?

Элементы компьютера, которые могли уцелеть после яростной бомбардировки товарища Рауля и его отряда, — объект фальсификации со стороны властей. Даже Интерпол не захотел мириться со зверствами Альваро Урибе и после подробного анализа открыто заявил, что система защиты [компьютера] была взломана, что означает, попросту говоря, что после смерти Рауля были произведены манипуляции с содержимым «уцелевшего» диска, если нам действительно предъявляют то, что осталось после адских взрывов. Этот диск использовали для создания и искажения события, чтобы шантажировать им РВСК и многих сторонников мира в Колумбии в том фирменном стиле, который характерен для сеньора Альваро Урибе и который импонирует всей его администрации. На прошлой неделе Верховный суд признал незаконными любые доказательства, полученные из так называемых компьютеров Рауля Рейеса, именно потому, что были сфальсифицированы якобы обнаруженные материалы и, кроме того, нарушены судебные процедуры.

Рауль Рейес

Любопытно, что власти не распространяются об информации, которую мы получили и которую команданте Рауль должен был сохранить, например, относительно содержания «на зарплате» наркоторговецем Уилбером Варелой[22] высших чинов полиции и нынешних генералов и которую лично и подробно прокомментировал одному из наших командиров в Валье-дель-Каука полковник Данило Гонсалес, который и сегодня находится на действительной службе и вышел на связь с РВСК с целью освобождения некоторых задержанных нами подозреваемых. Также не разглашается скрупулезно собранная информация ни о всемерном использовании Административного департамента безопасности[23] для нужд «эскадронов смерти» — с полного согласия тогдашнего президента, ни о встречах «без галстуков» в Боготе шефов «паракос»[24] с «выдающимися» богатыми личностями для планирования агрессии против левых, ни о многом другом, что не поместится в это интервью и что, очевидно, не было включено властями в копии, отправленные ими некоторым дружественным правительствам, ЦРУ, английским Ми-5 и Ми-6, израильскому «Моссаду» и прочим, кто продолжает публиковать невероятные истории через свои карманные «неправительственные организации».

Считаете ли вы, что процесс демобилизации «эскадронов смерти», вызванный «Законом о справедливости и мире»[25], был успешным? Каково ваше мнение об этом процессе?

Этот процесс — фарс, он был спланирован и осуществлен, чтобы вышли сухими из воды истинные предводители «эскадронов смерти», после чего Альваро Урибе — один из них — выиграл президентские выборы в 2002 году.

В качестве прикрытия они использовали наркоторговцев и наемных убийц, выдавая их за руководителей борьбы с повстанцами и обещая им политический статус и легализацию их колоссальных богатств. Позже от них отвернулись, как это уже неоднократно повторялось в истории, когда аристократия и некоторые «трепангос»[26] совершали преступления, прельщаясь властью и богатством, для чего использовали преступников и бандитов, которых затем осуждали, заключали в тюрьму или приказывали убить в повторяющемся спектакле публичного издевательства [над обществом][27].

Страна знает, что парамилитаризм — это государственная стратегия систематического убийства оппозиционеров в попытках скрыть кровь, с ног до головы запятнавшую государственные институты, что с пристойным видом стоят за спинами банд убийц и преступников.

Колумбийская олигархия, не способная противостоять революционному наступлению, предпочла практику «парамилитарес», которую позже, в 70-е годы, соединила с зародившейся наркоторговлей, породив наркопарамилитаризм, прославленный и неофициально признаваемый в течение многих лет богачами, которые теперь стремятся скрыть позор и отмыться от собственных нечистот.

Поверивших этим обещаниям наркоторговцев выдвинули и представили как главных борцов с [народными] восстаниями, а после припрятали их, экстрадировав в США. Когда же под давлением жертв они решили признаться в своих подлостях, называя своих дружков, партнеров, политических и военных покровителей, олигархия использовала свои СМИ, чтобы посеять сомнения: как можно верить преступнику и не верить аристократу, традиционному политику и выдающемуся генералу вооруженных сил?

«Закон о справедливости и мире» был грандиозным фарсом, в ходе которого имела место продажа титулов «команданте парамилитарес» наркоторговцам-убийцам, имела место также демонстрация фотографий масштабной «демобилизации» безработных и бандитов, нанятых по этому случаю, вооруженных ружьями, купленными для этих съемок. Все это закончится оправданием Альваро Урибе в комиссии по обвинениям палаты представителей колумбийского парламента. Но нельзя забывать, что миллионы пострадавших от этой преступной стратегии своими усилиями и своей борьбой заложили основу будущего правосудия и получают теперь более серьезную международную поддержку. Когда-нибудь и в Колумбии можно будет осудить тех, кто несет материальную и интеллектуальную ответственность за черные и кровавые ночи, в которые они погрузили страну, — так, как это было сделано в Аргентине и других странах.

Почему имеет смысл именно вооруженная борьба РВСК, а не защита демократическими методами своих политических идеалов и тех социально-экономических изменений, которые вы считаете необходимыми?

Потому что в Колумбии олигархия — убийца демократической и революционной оппозиции. Уничтожение Патриотического союза[28] — очевидный пример.

Любой лидер, любая неолигархическая организация, угрожающие позициям нынешней власти, уничтожаются или истребляются; это часть официальной стратегии Национальной безопасности. Богачи ее создали как характерную черту политической культуры и сейчас включили в концепцию государства.

Значительная часть национальной истории с сентября 1828 года, когда банды проамерикански настроенных колумбийцев выступили против Освободителя Симона Боливара[29], и до сегодняшнего дня прошла под знаком убийств Антонио Хосе де Сукре — Великого маршала Аякучо, лидера либералов Рафаеля Урибе Урибе, Хорхе Эльесера Гайтана, Хайме Пардо Леаля, Луиса Карлоса Галана, Бернардо Харамильо Оссы, Мануэля Сепеды Варгаса[30] и других лидеров, подтвердив старое известное мнение: колумбийская олигархия не понимает никакого другого языка, кроме языка выстрелов.

Рауль Рейес и Альфонсо Кано (в центре)
на переговорах с представителями
правительства в 2000 году

РВСК считают, что, несмотря на эту традиционную агрессию, направленную против народа, реалистичным и неотложным действием является работа по созданию пространства, где все колумбийцы соединенными усилиями смогли бы выработать решение, которое обеспечило бы демократическое сосуществование. Команданте Хакобо Аренас[31] утверждал, что судьбой Колумбии не может быть гражданская война, поэтому мы снова и снова боролись за то, чтобы вместе с различными правительствами найти политический выход из колумбийского конфликта. Мы не добились этого, поскольку олигархия ждет капитуляции, а мы — фундаментальных демократических преобразований в условиях жизни и правилах сосуществования, для этого мы не отступим от нашей борьбы за бескровное решение конфликта как сути нашей революционной концепции и основы для Новой Колумбии.

Какие уроки были извлечены из создания партии Патриотический союз (ПС)?

Это был опыт настолько же богатый, насколько и болезненный, который мы должны анализировать и постоянно иметь в виду. Среди многих его уроков можно выделить несколько, например, что трудно продвигаться по пути политического урегулирования, когда колумбийская олигархия неизменно придерживается стратегии кладбищенского покоя и Pax Romana[32], показав перед лицом этого нового проекта [политического урегулирования] свою ничтожность, кровожадность и жестокость. В духе гитлеровских преступлений олигархия предпочла мирному соревнованию убийство пяти тысяч демократических и революционных лидеров, что пробило бреши во всех фронтах левого движения и породило новый виток политического противостояния, сделав невозможным полную реализацию «соглашений Ла-Урибе»[33], заключенных более 25 лет назад.

С истреблением ПС не только было почти полностью потеряно поколение революционных лидеров, большинство из которых обладало серьезным политическим влиянием и выдающимися этическими принципами, чего, как всем известно, недостает в современной публичной жизни как страны, так и континента. Это также на долгие годы сделало невозможным подписание соглашений о сосуществовании.

Опыт ПС научил нас тому, что любое движение в направлении мира должно основываться на прозрачных решениях, что перед каждым следующим шагом нужно ясно представлять себе все препятствия. Иначе повторится то, что случилось с «соглашениями Ла-Урибе», которые и породили ПС, соглашениями, которые с самого начала саботировались высшей военной властью. Несмотря на это и на всю скомпрометированность [самой] идеи соглашения с властью, мы — просто как Дон Кихот — боремся за новые такие соглашения.

Можно было добиться подписания соглашений о мире в Ла-Урибе в 1984 году, а вот гарантировать их полное соблюдение оказалось невозможно. Так что мы, вступив тогда с большим оптимизмом и энтузиазмом в этот исторический этап мирного сосуществования, проиграли гражданскую войну тихо подкравшимся врагам мира, которые сегодня уже и не прячутся.

Успешный процесс мирного урегулирования имеет в качестве исходного пункта устойчивую, решительную, четкую и активную поддержку большинства населения.

Я нисколько не сомневаюсь, что новые поколения колумбийцев в ближайшем будущем отдадут честь и выразят признательность жертвам из ПС, которые не прячась, с выдающимися благородством и отвагой боролись за лучшее будущее для своих детей, за демократию и сосуществование.

Отдельные политические лидеры колумбийских левых заявляли «Публико», что герилья РВСК несет ответственность за «радикальное поправение» колумбийского общества, потому что «левый» ассоциируется с герильей. Вы согласны?

Говоря в целом, левый — это тот, кто отдает предпочтение социальным [проблемам], народной демократии и революционной борьбе, в противоположность тем, кто выступает [только] за сверхприбыли, гегемонию буржуазии и защиту статус-кво. Это означает не только стоять на левых позициях в вопросах права, но и во всех отношениях защищать интересы [трудящегося] класса, народа. Во всех отношениях.

Подчеркну, что я не слышал ни одного выдающегося левого лидера, который бы утверждал то, о чем упоминается в вашем вопросе.

В Колумбии левые лидеры есть, их немало, они серьезные и последовательные, они с полной ответственностью отделяют себя от революционной вооруженной борьбы, но понимают ее исторические причины, они ищут пути политического решения, уважая принципы тех, кого мы атакуем с момента восстания, и предпочитают вооруженной борьбе дебаты против олигархии и неоколониального империализма, истинных создателей жестокости в Колумбии.

Внезапно появились те, кто недавно служил левым идеям, но теперь защищает не свои исходные позиции, а правящий режим, как это происходит во многих частях света[34]. Будем уважать их новые позиции, но ни считать их защитниками народных интересов, ни располагать их слева на политической шахматной доске мы не можем.

Также можно вспомнить и тех, кто стремится скрыть собственные недостатки за чужими усилиями[35].

Наша борьба, начиная с Маркеталии, ведется за демократию, за надежные условия для развития легальной деятельности масс, за революционную борьбу и социализм. На этот выбор колумбийская олигархия ответила выстрелами.

Она убила Хорхе Эльесера Гайтана, утвердила антикоммунистические законы как основу действий в период военной диктатуры, создала двухпартийный Национальный фронт[36] для исключения революционеров [из политической жизни] и их преследования и приняла в 1991 году Конституцию, которая содержала позитивные элементы, но которая, тем не менее, оставила неизменной концепцию Национальной безопасности от внутреннего врага, действующую в нашей стране более 47 лет. То же самое касается парамилитаризма и «ложных подтверждений».

Правые в Колумбии и во всем мире активно пропагандируют и распространяют свои объяснения — неважно, истинные или ложные — с целью принижения, очернения и искажения народной борьбы за лучшую жизнь и социальный прогресс. И используют для этого разнообразные способы, включая и подкуп многих из тех, кто когда-то был левым активистом.

Сегодня, с развитием СМИ, подобное искажение истины уже невозможно. Те, кто защищает существующий порядок, не могут замаскироваться.

Противостояние в Колумбии продолжается слишком долго. Бороться и требовать мира — это выражение глубокого народного и революционного чувства.

РВСК подписали соглашение о взаимодействии с партизанами из АНО[37] в декабре 2009 года. Какие препятствия были в его осуществлении?

Как центральное командование АНО, так и Секретариат Верховного Главнокомандования РВСК—АН признали с искренней самокритикой ту ошибку, что не были решительно, однозначно и своевременно прекращены трения, которые прежде происходили в разных регионах страны между бойцами двух армий.

Сейчас мы работаем с исключительной революционной убежденностью во всех этих регионах в деле окончательного преодоления затруднений, взаимонепонимания, юношеского соперничества и столкновений. Это сложный процесс, учитывая нынешнюю ситуацию интенсивной политической и военной конфронтации с государством. Но мы твердо продвигаемся вперед.

Самокритика — это основа [революционной деятельности], и мы ею занимаемся. Мы испытываем дефицит времени, а проблем, требующих изучения, очень много, но мы уверенно движемся вперед, осознавая — на всех уровнях наших организаций — что являемся частью одной и той же силы народной, революционной, антиимпериалистической, боливарианской и социалистической борьбы. И это то, что лежит в основе нашего сотрудничества, нашего сходства, и мы должны работать и бороться во имя создания нового уровня единой стратегии колумбийской революции.

Мы помним завет великого революционера, священника Камило Торреса Рестрепо[38]: находить то, что нас объединяет. Различия мы должны обсуждать и должны совершенствовать механизмы, созданные нами для такого обсуждения.

Мы обязаны быть примером единства и зрелости. Таким образом мы также способствуем и единству колумбийского народа, демонстрируя поступками приоритет общего блага над любым частным интересом.

Впереди еще длинный путь, но мы вступили на него. И это стратегический шаг.

Согласно постановлению Национального суда, два свидетельских показания бывших членов РВСК указывают на участие армии Уго Чавеса в курсах военной подготовки, которые ЭТА организовала для колумбийских партизан на венесуэльской территории. Рассказ этих раскаявшихся частично подтверждается сведениями Главного комиссариата информации полиции. В пункте судебного решения, посвященного этим «фактам», описывается, как в августе 2007 года два предполагаемых члена ЭТА провели в венесуэльской сельве два курса по обращению со взрывчаткой для бойцов РВСК. Имели ли в прошлом РВСК отношения с ЭТА? Сохраняются ли эти отношения сегодня и, если да, то в чем они заключаются?

Опыт РВСК в деле производства, хранения и применения и взрывчатых веществ велик и богат, и это в течение долгих лет позволяет нам самостоятельно обеспечивать себя без привлечения какой-либо помощи просто потому, что мы не имеем в этом нужды. У нас есть собственные инструкторы. Это очевидно. Это[39] сделано исключительно для того, чтобы оказать давление на боливарианское правительство Венесуэлы.

В Колумбии в период правления Альваро Урибе некоторые дезертиры, соблазнившись предложенными деньгами, поездками в Европу и значительным смягчением наказания, сотрудничали с властями и давали показания против нас и в интересах национальной и международной реакции. Но ложь не живет вечно, множество фальшивых свидетельств сейчас рассыпается, как карточные домики.

Например, сейчас судами и Генеральной прокуратурой заведены уголовные и административные дела против высших функционеров администрации Урибе и против высшего военного командования того периода в связи с разыгранными теми комедиями и фарсами фальшивых дезертирств и ложных заявлений [«раскаявшихся»] как части стратегии дискредитации РВСК.

Мир теперь осведомлен также о том, что в департаменте Толима были завербованы бандиты и безработные, из которых «создали» колонну «партизан», одели их в военную форму, вручили некоторым старые ружья и остальным — палки, привезли журналистов, понаделали фотографий, произнесли безвкусную речь, дали немного денег мошенникам, оклеветали многих граждан, которые потом были арестованы, а затем счастливые власти — включая тогдашнего президента — утверждали, что конец РВСК близок.

Как уже говорилось, это была обычная практика всех предыдущих колумбийских правительств, стремившихся навязать свою фашистскую политику, разрушивших все виды моральных и юридических ограничений ради выдачи себе лицензии на клевету, очернение, ложь и измышления. Стоило бы испанскому правосудию проверить и тщательно сопоставить [с другими источниками] информацию, что была предоставлена ему в то время.

Наши отношения, которые в данный момент носят тайный характер, с большим количеством демократических и революционных организаций мира, вооруженных и мирных, определяются решениями Партизанских конференций, которые, как уже указывалось, ориентируются на неперенос военных действий на территорию других стран, на уважение верховной власти каждой страны и на борьбу каждого народа [на своей территории].

Верно ли, что РВСК получали помощь от ЭТА при покушениях на разных лиц, среди которых был и президент Альваро Урибе, когда он посещал Испанию или США?

Это все пропагандистские вымыслы, которые были рождены самим же Урибе — и в Колумбии, и за рубежом — с целью выставить себя в образе жертвы.

Испанские службы безопасности арестовали Ремедиос Гарсия Альберт[40], которую считают связанной с РВСК. Имеют ли РВСК связи с Ремедиос Гарсия Альберт? Если да, то в чем они заключаются?

Мне не известны связи Ремедиос Гарсия с РВСК. О ней я знаю исключительно по высказываниям колумбийских властей в СМИ в течение периода пропагандистской истерии, устроенной правительством по поводу предполагаемого компьютера команданте Рауля Рейеса. Ни до, ни после я не слышал упоминаний о ней. Можно сказать, если это имеет отношение к вопросу, что во времена переговоров о мире в Кагуане огромное число приехавших со всего мира людей — в частном порядке или как представители самых разных организаций и правительств — присутствовало и обменивалось мнениями с нашими представителями относительно продвигаемого ими [мирного] процесса. Ничего не могу добавить более по этому поводу.

Каковы ваши отношения с правительствами Кубы, Венесуэлы и Эквадора?

Если позволите, я предпочту воздержаться от ответа, касающегося наших отношений с любым правительством в мире.

Считаете ли вы, что Испания может сыграть некоторую роль в разрешении колумбийского конфликта? Какую?

Мы всегда положительно воспринимали участие международного сообщества в политическом решении конфликта. Но, учитывая нынешний характер конфликта и постоянные агрессивные официальные заявления правительства, мы должны выждать.

Что вы знаете о «ложных подтверждениях»? Почему РВСК не делают еще больше разоблачений по этой теме?

Систематические убийства мирных граждан, не защищенных от военных и полиции, и последующее представление их в качестве «партизан, убитых в сражении» — это практика, институционализированная в Колумбии с 1948 года.

Сегодня ничего не изменилось, жертв не становится меньше. Это часть «грязной войны», развернутой колумбийским правительством против «внутреннего врага». Государство также планирует и осуществляет выборочные убийства политических лидеров оппозиции, рабочих и профсоюзных лидеров, исчезновение революционных активистов, пытки, террор и насилие, которые запугивают и порождают среди населения страх, апатию, панику и подталкивают к бегству.

Все это осуждали и продолжают осуждать. Существуют сотни книг, тысячи заявлений, миллионы свидетельств и доказательств, подтверждающих ответственность колумбийского государства в осуществлении этой стратегии, но до сих пор международная общественность принимает официальную версию, которая указывает на вырванные из контекста факты, уменьшает ответственность [правительства], возлагая вину на отдельных «паршивых овец». Это преступная институциональная практика.

Среди мирного населения есть сотни тысяч жертв «грязной войны», которую режим ведет, по его словам, «защищая институты правового государства».

В середине 70-х годов олигархическая стратегия террора породила практику использования связанных с наркоторговлей «эскадронов смерти», действующих по указке и под руководством богатейших предпринимателей, известных представителей традиционных политических сил и высших военных чинов, с целью активизировать свою криминальную деятельность и увеличить доходы от наркоторговли, скрывая ее истинных руководителей и организаторов.

Сейчас много доказательств выходит на поверхность, начиная с таких фактов, как фарс с «тюремным заключением» военных и политиков, ответственных за тяжкие преступления; массовые захваты земель латифундистами, военными, промышленниками и лидерами традиционных партий; пропитанные кровью политические соглашения между касиками[41] и наркобаронами; неумеренное обогащение [высших слоев] и необычайно быстрое сокращение социального сектора в годы работы последних правительств; государственные структуры, практически полностью пронизанные мафиозными деньгами и обслуживающие наркомафию; и заканчивая такими фактами, как выявление связей высокопоставленных чиновников с этой стратегией, у которой сейчас видны две «выдающиеся» головы — сеньор Нарваес[42] и Альваро Урибе Велес.

И хотя до сих пор нет военных, осужденных за так называемые «ложные подтверждения», общество ведет борьбу, чтобы добраться до истоков проблемы, чтобы точно установить каждый случай, наказать исполнителей, разработчиков и заказчиков, что неизбежно нанесет удар действующему военному положению, вдохновленному, задуманному и разработанному под пристальным надзором ДАС, поддерживаемого Вашингтоном со времен «холодной войны», что было одной из табуированных тем на Учредительном собрании 1991 года[43] и основной причиной тысяч и тысяч смертей за все эти годы. Колумбия потеряла много времени из-за вето на обсуждение этой темы, тайно наложенного олигархией.

Подобная ошибка не должна повториться. Стране требуются структурные изменения, если мы хотим примирения на прочных основаниях и не хотим просто латать прорехи, как это было в 1991 году. Если мы добьемся создания нового сценария бескровного решения, призывая к национальному примирению и восстановлению страны, то в какой-то момент [к процессу] смогут подключиться и представители вооруженных сил, где, вероятно, есть много людей, непричастных к преступлениям «грязной войны».

После смерти Хорхе Брисеньо[44] в результате бомбардировки 22 сентября президент Сантос заявил, что теперь забрезжил конец РВСК. Что вы думаете об этом?

С 1964 года мы слышим подобные заявления из уст разных президентов и военных министров, которые то предвещали, то обещали, то угрожали, но всегда делали это с целью скрыть корни конфликта, которые сделали необходимым существование РВСК.

Таким образом они оправдывали террористическое насилие государства.

Таким образом они увеличивали год от года военный и полицейский бюджет к удовольствию генералов и хозяев войны.

Таким образом они долго скрывали собственную неспособность, неуступчивость и глубокую коррупцию, пронизывающую все официальные институты.

Таким образом стараются скрыть свое постыдное и унизительное преклонение перед Пентагоном и Белым домом.

И пока мы все не подойдем серьезно к поиску решения структурных проблем страны, противостояние будет неизбежно. То более интенсивное, то менее. То с военным преимуществом государства, то с преимуществом народа — в трагическом замкнутом круге, который мы должны разорвать, опираясь на разум, с подобающим историческим величием.

Пока продолжается противостояние, будет еще больше смертей. С обеих сторон. Еще больше людских трагедий. И мир и сосуществование не придут в Колумбию.

Это относится не только к смерти того или иного партизанского командира. Конфликт не так легок и не так примитивен. Исторические условия в [нашей] стране — особенные. Существование революционной партизанской войны в Колумбии — это не следствие злой воли кучки храбрецов или авантюристов, или «террористов», или «наркотеррористов», что мы постоянно слышим от официальной пропаганды. Колумбийское восстание — это реакция на множество структурных факторов, о которых различные правительства, несмотря на их упорное и преступное упрямство, не могут не знать.

Колумбийская олигархия создала вооруженные силы численностью более 500 тысяч человек в стране с примерно 45 миллионами жителей, имеющих огромные нужды и проблемы. Неслыханно! Около пятой части национального бюджета на следующий год было утверждено на военные расходы. Они потратили почти 10 миллиардов долларов североамериканской помощи по «Плану Колумбия»[45] на неудачную войну. Несомненно, противостояние продолжится.

Тирофихо и Моно Хохой
(Мануэль Маруланда и Хорхе Брисеньо)

Когда они бомбили лагерь команданте Хорхе Брисеньо, почти сотня самолетов сбрасывала тысячи и тысячи тонн взрывчатки в течение многих дней, превратив всё в Дантов ад. Они установили вокруг зоны бомбардировки палатки для торговли зеркальцами, подарками и новой одеждой, обувью «Рибок» и «Найк», призывая партизан через громкоговорители в течение недель к измене и дезертирству.

Все, что они тогда получили, — это героический ответ сражающихся партизан, полный революционной морали и достоинства, приведший к сотням уничтоженных карателей и к многочисленным заявлениям с просьбой о принятии в организацию новых партизан — в этом регионе и многих других районах страны.

Близость демократического мира, сосуществования и социальной справедливости не может быть измерена литрами крови. Это то, что известно всей стране и, конечно, президенту Сантосу.

В своем последнем коммюнике колумбийская неправительственная организация «Нуэво арко ирис», которая отслеживает развитие военного конфликта, получая информацию как от властей, так и от экспертов, хотя и признаёт преимущество правительственных сил в воздухе, но отмечает, что их боевые действия на земле, очевидно, неудачны.

Каковы действительные результаты этого большого противостояния?

Хочу отметить, что ежедневно происходят сражения и другие военные инциденты между революционными партизанами, с одной стороны, и официальными и неофициальными правительственными вооруженными силами — с другой, и они происходят в большинстве из 32 департаментов страны, и в одних случаях партизаны одерживают победы, а в других — терпят поражения. Это противостояние, которое длится давно и в котором военная инициатива меняется со временем и территориально, но ситуация не изменяется стратегически. Военные отчеты, которые мы публикуем, содержат неопровержимые факты воздействия войны на нашего противника и на нас самих. Хотелось бы подчеркнуть, что правительственное наступление, инициированное более 11 лет назад, начиная с так называемого «Плана Колумбия», спланированное в Пентагоне, направленное и профинансированное им, постоянно снабжаемое Вашингтоном вооружениями последнего поколения, провалилось. Это самая большая и самая длительная операция против партизан, организованная на континенте, и это также самое истинное подтверждение того, что решение конфликта в Колумбии не пройдет по плану установления Pax Romana.

Какие условия вы выдвигаете сейчас для демобилизации?

Демобилизация — это синоним бездеятельности, это трусливая сдача, это капитуляция и измена народному делу и революционным идеалам, которые мы исповедуем и за которые боремся ради социальных перемен. Это — низость, скрыто подразумевающая лишение надежды народа, который верен нашим убеждениям и боливарианской идее.

У нас нет никакого сомнения, никакого колебания по поводу нашей обязанности продолжать сражаться, с убежденностью и оптимизмом, ради уверенного приближения к политическому, бескровному решению конфликта. Колумбийцы при участии дружественных стран должны создать условия для диалога, в котором смогут совместно наметить и осуществить процесс заключения договора, реализация которого однозначно и бесповоротно приведет к ликвидации причин, порождающих и до сих пор обильно питающих вооруженный конфликт.

Однажды создав условия для процесса, который также должен работать на восстановление доверия между сторонами, мы сможем говорить о военнопленных — солдатах, полицейских и революционерах, находящихся в руках противника, как о политическом и гуманитарном аспекте, требующем основного внимания. И, с точки зрения долгосрочных целей, мы считаем, что фундаментом этого является «Общая повестка изменений, ведущих к созданию Новой Колумбии», подписанная в Кагуане как соглашение между колумбийским государством и РВСК—АН.

Конечно, важно создать условия для такого политического решения — с думой о стране и ее будущем, которое будет независимым от лжи официальной пропаганды, так как та лишь отдаляет окончательное решение, потому что предполагает его на выгодных властям условиях. А в этом процессе необходимо слушать голоса людей снизу.

Провалившиеся болезненные попытки найти цивилизованные способы [решения проблемы], которые мы предпринимали, начиная с 1984 года в Ла-Урибе, — это свидетельство огромных сложностей, что возникают при поиске верного пути без проявлений покорности.

Колумбия переживает критический момент, потому что только что завершился наиболее жестокий и коррумпированный период национальной истории, олицетворением которого стал Альваро Урибе. Десятки парламентариев и политических лидеров, которые участвовали в президентской кампании и работали в его администрации, находятся сейчас в заключении, осужденные как организаторы наркопарамилитаризма. Многие другие оказывают сопротивление предварительным расследованиям генпрокуратуры и Верховного суда, несколько министров Урибе также находятся под подозрением или под следствием, в то время как десятки представителей центральной власти из администрации президента уже сидят в тюрьме за коррупцию и/или парамилитаризм[46].

Ширма вот-вот упадет. Тефлоновый занавес, созданный для друзей Урибе ради колоссального обогащения этого мафиозного круга в условиях невероятной коррупции в правящем аппарате, снисходительность и приспособленчество многих в отношении к стратегии и практике парамилитаризма, фашизоидное отторжение политического решения конфликта — вся эта постыдная вуаль вот-вот будет сорвана, что откроет новые перспективы для цивилизованных отношений и подлинной демократии.

Когда страну, помимо насилия и коррупции, терзают чудовищные ливни[47], страна призывает своих выдающихся и исторически значимых лидеров, чтобы вести бой с тяжелой действительностью и упорно двигаться к лучшему будущему.

Прошло время болезненной ненависти, взращенной бывшими властями, которые разделили страну на два лагеря. Правам, которые они присвоили себе для нарушения закона, положен конец генпрокуратурой, судами и парламентом. Откат Административного департамента безопасности к временам мрачной «Пополь»[48] — политической полиции режима в 50-е годы — и превращение его в криминальную структуру, созданную президентским кошельком, не останется безнаказанным.

Бессмысленное упрямство сторонников Урибе, выражающееся в их воплях о РВСК как о «террористах», не может бросить тень на суровую правду о сути вооруженного конфликта в Колумбии. Позиция властей выражена в проекте так называемого «Закона жертв»[49], основанного на лживом тезисе об «отсутствии конфликта» — а именно на этом Урибе выстроил свой фашистский порядок.

Как революционеры, которые полностью преданы идеалам и благу народа, мы настаиваем на политическом решении конфликта.


Комментарии

[1] Замечательный пример искажения истины буржуазными журналистами. Ниже, на протяжении всего интервью, А. Кано говорит, что РВСК—АН стремятся к мирному урегулированию конфликта (конечно, не на условиях капитуляции), в то время как колумбийское правительство отказывается от переговоров.

[2] Свидетельство неграмотности испанских буржуазных журналистов. Самая старая герилья в мире — партизанская война в Мьянме (Бирме): она началась в марте 1948 г., в то время как колумбийская герилья — в апреле 1948 г. (а если говорить о герилье собственно РВСК — и вовсе в мае 1964 г.).

[3] А. Кано назван здесь «интеллектуальным лидером» герильи потому, что он считался одним из идеологов РВСК—АН и разрабатывал теоретические положения Подпольной коммунистической партии Колумбии (ПКПК) — созданной в 2000 г. основной политической организации РВСК—АН.

[4] Урибе Велес Альваро (р. 1952) — президент Колумбии в 2002—2010 гг. На посту президента проводил радикальную неолиберальную политику: урезал социальные расходы, осуществлял крупномасштабную приватизацию и реструктуризацию экономики страны под обслуживание долгов МВФ и Всемирному банку. Кавалер Президентской медали Свободы США. Фигурант большого количества скандалов, начиная со скандалов, связанных с подкупом политиков, прослушиванием телефонных разговоров оппозиционеров и кончая скандалами вокруг сотрудничества с наркокартелями и «эскадронами смерти». Связи с наркомафией достались ему по наследству: его отец, Альберто Урибе Сьерра, в 1970-е — начале 1980-х являлся крупнейшим наркобароном города Медельин, в 1983 г. он был казнен партизанами РВСК—АН.

[5] Сантос Кальдерон Хуан Мануэль (р. 1951) — представитель старейшей и влиятельнейшей колумбийской семьи олигархов, один из руководителей правоцентристской либерально-консервативной Социальной партии национального единения, министр финансов в правительстве Пастраны (2000—2002), министр обороны в правительстве Урибе (2006—2009) и его преемник на президентском посту (с 2010 г.). На посту министра обороны проявил себя как сторонник бескомпромиссной войны с партизанами, при нем колумбийская армия совместно со спецслужбами США нанесли ряд чувствительных ударов силам РВСК—АН, однако после очередного скандала вокруг «ложных подтверждений» (см. комментарий 7) в мае 2009 г. Сантос подал в отставку с поста министра. Это не помешало ему принять участие в предвыборной гонке и стать президентом.

[6] «Аграрная программа Маркеталии» — программа, принятая герильерос в условиях войны с правительственными войсками на территории партизанской «республики Маркеталия» (уничтожена армией в 1964 г.). Провозглашала борьбу за революционную аграрную реформу, которая должна будет ликвидировать собственность латифундистов, передать землю в руки крестьян и гарантировать ее рациональное использование. В программе также говорилось о необходимости создания единого фронта всех демократических, прогрессивных и революционных сил страны с целью достижения демократических преобразований. Подробнее о Республике Маркеталия см.: Пьедраит Х. Республика Маркеталия .

[7] Так называемая стратегия «ложных подтверждений» (исп. falsos positivos) — распространённая в колумбийской армии схема, когда убитых гражданских объявляли комбатантами той или иной партизанской организации. Особое распространение получила при генерале Марио Монтойе, являвшимся горячим сторонником измерения успешности борьбы с партизанами количеством убитых. Монтойя Урибе Марио (р. 1949) — главнокомандующий колумбийской армией при президенте Урибе (2006—2008). Начал карьеру лейтенантом (1977) в Батальоне разведки и контрразведки, специальном формировании армии Колумбии, действовавшем в стиле «эскадронов смерти». В должности главнокомандующего разработал и провёл многие антипартизанские операции, в том числе «Феникс» и «Шах» (см. комментарий 16). Правозащитными организациями обвинялся в организации взаимодействия между войсками и «парамилитарес», созданными наркокартелями. В результате начавшегося скандала вынужден был 4 ноября 2008 г. подать в отставку.

[8] А. Кано имеет в виду представителей армии и сил безопасности, которые широко прибегали к «ложным подтверждениям».

[9] Использование партизанами противопехотных мин как злоупотребление негуманным оружием.

[10] Пентолит — взрывчатое вещество, сплав тротила с тэном в равной пропорции.

[11] А. Кано имеет в виду, что проводники и доносчики нередко забредают на минные поля.

[12] В марте 2000 г. РВСК—АН предложили американскому правительству как правительству страны, потребляющей основную массу производимых в Латинской Америке наркотиков, легализовать на территории США производство и потребление наркотических веществ растительного происхождения, после чего выращивание коки и производство кокаина в Латинской Америке перестанут приносить сверхприбыли, и крестьяне естественным образом перейдут на возделывание полезных сельскохозяйственных культур. РВСК предложили правительству США профинансировать новые методики избавления от наркотической зависимости и широкую разъяснительную антинаркотическую кампанию, а также принять участие в экспериментальной программе РВСК по замещению выращивания коки другими сельскохозяйственными культурами (текст предложений см.: FARC-EP. Революционная Колумбия. История партизанского движения. М., 2003. С. 191—195). Правительство США отвергло эти предложения.

[13] Сан-Висенте-дель-Кагуан — городок на юго-западе страны в провинции Нейва. В 1998—2002 гг. городок был центром «демилитаризованной зоны», в нем проходили завершившиеся безрезультатно переговоры между партизанами и правительством.

[14] А. Кано говорит о плане замещения посевов коки посевами других сельскохозяйственных культур, который был детально разработан в качестве эксперимента — для муниципалитета Картахена-дель-Чайра (департамент Какета) и с которым РВСК выступили на переговорах в Кагуане летом 2000 г. Полный текст плана см.: FARC-EP. Революционная Колумбия. С. 195—209.

[15] «Закон № 002. О налогообложении» — постановление Генерального штаба РВСК—АН, принятое в марте 2000 г., о взимании налога с тех физических и юридических лиц, чье имущество превышает сумму в 1 млн колумбийских песо.

[16] Операция «Шах» — спецоперация 2 июля 2008 г., в ходе которой из плена у партизан были освобождены Ингрид Бетанкур — экс-кандидат в президенты Колумбии, а также трое американцев и 11 колумбийских военных. Операция «Феникс» — военная операция 1 марта 2008 г., когда колумбийская армия нанесла авиаудары по территории Эквадора, в результате чего был убит один из лидеров РВСК Рауль Рейес (см. комментарий 20). Операция «Хамелеон» — спецоперация 13—14 июня 2010 г., в ходе которой колумбийские войска освободили одного армейского и трех полицейских офицеров, в течение 12 лет находившихся в плену у РВСК.

[17] В 1974 г.

[18] Маруланда Велес Мануэль (Педро Антонио Марин; прозвище — Тирофихо, исп. «меткий стрелок», «снайпер») (1930—2008) — основатель и бессменный лидер РВСК. Выходец из крестьянской семьи. В молодости поддерживал либералов в их борьбе с консерваторами, командовал местным ополчением. После примирения этих партий перешел на коммунистические позиции, вступил в компартию Колумбии. С 1948 г. командовал партизанским отрядом в Толиме и в Маркеталии. Созданный им в Маркеталии в 1964 г. для обороны от 16-тысячного правительственного корпуса отряд из 47 крестьян вырос со временем в РВСК. Маруланда возглавлял делегации партизан на переговорах с правительствами Бентакура (1984) и Пастраны (1998). Умер от инфаркта.

[19] В феврале 2002 г. колумбийское правительство прервало мирные переговоры с РВСК—АН и захватило все пять муниципалитетов «демилитаризованной зоны», после чего, получив мощную военно-финансовую поддержку из США, развернуло генеральное наступление на партизанские территории.

[20] Рейес Рауль (Луис Эдгар Девиа Сильва) (1948—2008) — колумбийский профсоюзный деятель, член ЦК компартии Колумбии, затем — член РВСК. В РВСК занимал видные посты, выполнял обязанности «министра иностранных дел» РВСК, представляя партизан на переговорах, выступал с официальными заявлениями от имени организации. Убит в ходе операции «Феникс» (см. комментарий 16). Брисеньо Суарес Хорхе (Виктор Хулио Суарес Рохас; прозвище — Моно Хохой) (1951—2010) — колумбийский революционер, член руководства и командующий Восточным фронтом РВСК, главнокомандующий военными операциями организации. Выходец из бедной семьи. Вступил в РВСК в 1975 г. За его голову правительство Колумбии назначило награду в 1 млн колумбийских песо, а правительство США — 5 млн долларов. Убит в результате операции «Содом». Риос Иван (Хосе Хувенал Веландия; настоящее имя — Мануэль Хесус Муньос Ортис) (1961—2008) — командующий Центральным блоком РВСК, самый молодой член Верховного командования РВСК. Студентом состоял в колумбийском комсомоле, был членом Патриотического союза (см. комментарий 28), в период правительственного террора против этой партии ушел в партизаны. Член Секретариата РВСК с 2003 г. Поддерживал Альфонсо Кано в создании Боливарианского движения. Был убит шефом собственной охраны, польстившимся на правительственную награду в миллион долларов.

[21] По данным колумбийской армии, на середину 2011 г. силы РВСК—АН насчитывали 8 тыс. вооруженных бойцов. По оценке латиноамериканских специалистов по герилье — 9 тыс. вооруженных бойцов и около 12 тыс. членов сети подполья.

[22] Варела Уилбер (кличка «Мыло») (1957—2008) — крупнейший колумбийский наркобарон. Начинал как полицейский агент, затем занялся продажей наркотиков. Был одним из членов картеля Северной долины, который с 1990 по 2004 г. поставил в США около 500 т кокаина на сумму свыше 10 млрд долларов. В результате внутреннего конфликта в рядах наркокартеля Варела был расстрелян своими бывшими компаньонами в Венесуэле.

[23] Административный департамент безопасности (ДАС) — спецслужба Колумбии, существовавшая в 1960—2011 гг. В ее ведении находились сбор разведданных, контрразведка, сбор доказательств на месте преступления, обеспечение безопасности для высокопоставленных чиновников и иммиграционный контроль.

[24] «Паракос» (paracos) — колумбийское разговорно-пренебрежительное наименование «парамилитарес».

[25] «Закон о справедливости и мире» — закон 2005 г., согласно которому сложившие оружие «парамилитарес» могли отделаться максимальным сроком заключения в 5—8 лет за любые признанные ими тяжкие преступления, после чего вернуться к обычной жизни.

[26] «Трепангос» (trepangos) — на колумбийском политическом сленге: бюрократы-приспособленцы.

[27] А. Кано говорит о том, что администрация президента Урибе, стремясь отмыться от обвинений в сотрудничестве с наркокартелями и «эскадронами смерти», принудила руководителей «парамилитарес», получивших по «Закону о справедливости и мире» смягченное наказание, дать «добровольные показания» о своей преступной деятельности. По этим показаниям были возбуждены десятки тысяч новых уголовных дел, хотя это противоречило «Закону о справедливости и мире». О некоторых таких «добровольных показаниях» см.: Признания командира ультраправых «эскадронов смерти» Манкусо потрясли колумбийское общество; Учились убивать, «шинкуя живых крестьян».

[28] Патриотический союз — социалистическая политическая партия, созданная в 1985 г. четырьмя партизанскими организациями Колумбии, социалистами и компартией Колумбии для участия в легальной политической жизни страны — в соответствии с «соглашениями Ла-Урибе» (см. комментарий 33). В течение первых 20 месяцев было убито около 1200 активистов партии, в том числе два кандидата в президенты, восемь членов Сената и 15 мэров. В ходе «грязной войны» против Патриотического союза было убито 5 тыс. активистов партии, а всего к декабрю 1990 г., когда правительственная армия перечеркнула «соглашения Ла-Урибе», жертвами «грязной войны» стали 30 тыс. человек, что превысило потери партизан за все годы герильи. В 2002 г. партия была незаконно лишена юридического статуса, который был ей возвращен лишь летом 2013 г.

[29] 25 сентября 1828 г. группа заговорщиков предприняла в Боготе попытку убить С. Боливара и поднять мятеж. Попытка окончилась неудачей, заговорщики были казнены (за исключением генерала Ф. Сантандера, которому смертную казнь заменили высылкой — в знак признания его заслуг в прошлом). После этого посланник США в Боготе У. Г. Гаррисон (будущий президент США) организовал против С. Боливара мятеж генерала Кордовы, но и этот мятеж провалился.

[30] де Сукре и Алькала Антонио Хосе Франсиско (1795—1830) — один из лидеров войны за независимость испанских колоний в Латинской Америке в 1810—1826 гг., президент Боливии в 1826—1828 гг. 9 декабря 1824 г. армия Сукре совместно с армией Боливара разгромила в битве при Аякучо в Перу испанские войска и таким образом завершила освобождение от испанского колониального гнета всей Южной Америки. Урибе Урибе Рафаель (1859—1914) — колумбийский юрист, журналист, генерал повстанческой армии либералов в Тысячедневной войне (1899—1902). Гайтан Айала Хорхе Эльесер (1903—1948) — руководитель левого крыла Либеральной партии, был очень популярен в массах. С его убийства и вспыхнувшего в ответ на убийство восстания в Боготе началась гражданская война в Колумбии, длящаяся до сих пор. Пардо Леаль Хайме (1941—1987) — кандидат в президенты от Патриотического союза (см. комментарий 28), в его убийстве были замешаны наркобароны, «парамилитарес», военные. Галан Луис Карлос (1943—1989) — колумбийский журналист и либеральный политик. Был убит во время президентской предвыборной кампании, в которой лидировал. Его убийство было результатом сговора политической верхушки и наркокартелей, которым он объявил войну. Харамильо Осса Бернардо (1956—1990) — колумбийский политик, член компартии, кандидат в президенты от Патриотического союза, убит «парамилитарес». Сепеда Варгас Мануэль (1930—1994) — колумбийский юрист и сенатор, член компартии. Убит в ходе «грязной войны» против Патриотического союза. Его именем назван Городской фронт Западного блока РВСК.

[31] Аренас Хакобо (Луис Альберто Морантес Хаймес) (1924—1990) — идеолог и основатель РВСК, организатор Патриотического союза (см. комментарий 28). В молодости был рабочим, участвовал в либеральном движении. Затем вступил в компартию и организовывал крестьянское движение в Маркеталии, из которого и выросли РВСК. После смерти Аренаса один из фронтов РВСК получил его имя, сын Аренаса Франсиско командовал этим фронтом до своей смерти в 2004 г.

[32] Букв.: Римский мир. Имеется в виду стремление политических властей свести все отношения к единому образцу.

[33] «Соглашения Ла-Урибе» — соглашения о прекращении огня, перемирии и включении бывших партизан в легальный политический процесс, подписанные правительством президента Бетанкура и руководством РВСК в 1984 г. Позже к ним присоединились и другие революционные организации: «Рабочая самооборона» (ADO), подразделения «Симон Боливар» и «Антонио Нариньо» Армии национального освобождения (АНО, ELN) (см. комментарий 37), Народно-освободительная армия (НОА, EPL) и «Движение 19 апреля» (M-19). Главный пункт соглашения (прекращение огня) неоднократно нарушался правительственными войсками. Власти проигнорировали и другие пункты соглашения, не проведя политические и социальные реформы и сорвав тем самым мирный процесс. Правительство отказалось от «соглашений Ла-Урибе» в декабре 1990 г., когда было развернуто генеральное наступление на базы, куда, в соответствии с этими соглашениями, партизаны вывели из освобожденных районов свои силы.

[34] А. Кано говорит об эпидемии ренегатства в рядах левых после краха Советского Союза и Восточного блока.

[35] Очевидно, это намек на организации «демобилизовавшихся» партизан, которые, однако, в своей политической риторике постоянно спекулируют на «героической борьбе в сельве», создавая себе таким образом незаслуженную репутацию. Так себя вели, например, экс-маоисты из организации «Надежда, мир и свобода» (ESPALI), созданной бывшими бойцами Народно-освободительной армии (EPL).

[36] Национальный фронт — объединение Консервативной и Либеральной партий Колумбии в 1958—1974 гг., созданное с целью не допустить к власти в стране какую-либо третью партию.

[37] Армия национального освобождения (АНО, ELN; исп. Ejército de Liberación Nacional) — колумбийская леворадикальная партизанская организация. Второе по численности после РВСК—АН партизанское движение в стране. Создана в 1964 г., её идеология представляет собой сплав геваризма и «теологии освобождения». Известнейшими членами были Камило Торрес и Мануэль Перес Мартинес (см.: Шувалов М.В. Священник, партизан, марксист: жизнь и политические взгляды Мануэля Переса Мартинеса).

[38] Торрес Рестрепо Камило (1929—1966) — колумбийский священник-партизан, социолог, теоретик «теологии освобождения», погиб в бою.

[39] Обвинение в привлечении инструкторов ЭТА для подготовки бойцов РВСК на территории Венесуэлы.

[40] Гарсия Альберт Мария Ремедиос (р. 1951) — гражданка Испании, задержанная в 2008 г. спецслужбами, которые считают ее руководителем испанской ячейки РВСК. Задержание было проведено на основе данных, якобы обнаруженных в компьютере Р. Рейеса.

[41] Касик (исп. cacique) — наименование вождей индейских племен в испанской Латинской Америке. Позже так стали называть в Латинской Америке и самой Испании политиков (обычно из числа крупных помещиков), которые устанавливали свою власть — практически неограниченную — в отдельных районах страны. Систему управления, при которой центральное правительство передоверяет власть на местах таким касикам, принято называть «касикизмом».

[42] Нарваес Хосе Мигель — бывший заместитель директора ДАС (см. комментарий 23). Во время «грязной войны» против Патриотического союза (см. комментарий 28) организовывал группы «парамилитарес» и лично читал им лекции на тему «Почему убивать коммунистов в Колумбии законно». Был вынужден уйти в отставку в октябре 2005 г., когда выяснилось, что ДАС тайно получал деньги от «парамилитарес» и наркокартелей. В настоящее время против него возбуждены дела о подстрекательстве к убийству известного журналиста Хайме Гарсона, сенатора от Коммунистической партии Колумбии Мануэля Сепеды (см. комментарий 30) и ряда активистов Патриотического союза.

[43] Собрание, принявшее новую конституцию Колумбии.

[44] См. комментарий 20.

[45] «План Колумбия» — соглашение о финансовой помощи, заключенное в конце 1990-х президентом Колумбии Андресом Пастраной с правительством США. Провозглашалось, что помощь пойдет на борьбу с повстанцами и наркобизнесом, действительной целью соглашения было усиление североамериканского влияния в регионе. Соглашение действовало с 1998 по 2010 г., когда оно было прекращено как явно провалившееся: с партизанами покончить не удалось, а производство наркотиков к этому времени выросло на 15 %. Однако по этому «плану» США крепко привязали к себе банковский сектор и нефтедобычу Колумбии.

[46] См.: Мастронарди Н. Феномен «эскадронов смерти». Создание колумбийского терроризма.

[47] Начиная с апреля 2011 г. на Колумбию обрушились невиданные ливни, вызвавшие катастрофические наводнения и сходы селей. В результаты наводнений погибло 635 человек, около полумиллиона человек осталось без крова, были разрушены десятки дорог и мостов, затоплены 1,2 млн га сельскохозяйственных земель, погибли тысячи голов крупного рогатого скота и 500 тыс. кур. Всего от наводнений пострадало 3,4 млн человек в 27 из 32 департаментов страны, в Боготе был введен режим чрезвычайного положения.

[48] «Пополь» (PoPol, POPOL) — сокращение от «политическая полиция»; разговорное название колумбийской службы безопасности в 50-е гг., в период «виоленсии». Даже в богатой правыми диктатурами Латинской Америке «Пополь» приобрела зловещую славу, так как инструкторами в ней служили беглые нацисты (часто просто садисты) и «специалисты», присланные из франкистской Испании.

[49] «Закон жертв» — закон № 1488, принятый колумбийским парламентом в 2011 г. Среди прочего, закон позволяет крестьянам вернуться на те их земли, что были отняты незаконными вооруженными формированиями с 1991 г. В то же время закон провозглашает, что «парамилитарес» не существуют, тем самым лишая их жертв возможности получить возмещение ущерба.


Опубликовано в мадридской интернет-газете «Публико» 11 июня 2011 года: http://www.publico.es/internacional/381305/siempre-sera-posible-construir-escenarios-de-negociacion-con-el-gobierno

Перевод с испанского Романа Водченко под редакцией Александра Тарасова.

Комментарии Романа Водченко, Евгения Лискина и Александра Тарасова.


Альфонсо Кано (Гильермо Леон Саенс Варгас) (1948—2011) — колумбийский революционер, партизан, в 2008—2011 гг. — командующий Революционными вооружёнными силами Колумбии — Армией народа (РВСК-АН).