Saint-Juste > Рубрикатор

Иона Андронов

Пародия на правосудие

В городе Сент-Поле, административном центре штата Миннесота, уже четыре месяца идет судебный процесс над вождями американских индейцев — Расселом Минсом[1] и Деннисом Бенксом[2]. Одновременно более ста их соплеменников привлечены к суду в соседнем штате Южная Дакота, в городе Сиу-Фолс.

Рассел Минс и Деннис Бенкс

Все обвиняемые — участники состоявшегося в прошлом году протеста индейцев в поселке Вундед-Ни[3]. Название этого крохотного индейского селения известно теперь почти всему миру. Интерес к судьбе вождей индейцев повсюду велик. Но тем не менее судилище замалчивается американским телевидением, радио, ведущими буржуазными журналами и газетами. Лишь изредка на самых последних страницах появляются отрывочные, куцые заметки об одном из острейших политических процессов, которые происходили в современной Америке.

Прорваться сквозь завесу этого заговора молчания удается, когда съездишь в Сент-Пол, побудешь в зале суда, встретишься и побеседуешь с подсудимыми, их адвокатами и теми, кому удалось избежать суда.

На прошлой неделе ваш корреспондент спросил Денниса Бенкса: каково его мнение о проходящем сейчас судебном разбирательстве?

Вот что ответил Деннис Бенкс:

— Прежде всего могу сообщить, что здесь, в Сент-Поле, как и раньше в Вундед-Ни, мы с Минсом, несмотря на все усилия наших противников, не теряем мужества и веры в правоту Движения американских индейцев.

Вместе с тем мы с горечью должны уведомить всех, кто нам сочувствует, что в окрестностях Вундед-Ни на территории индейской резервации местная полиция, как и прежде, чинит произвол: индейцев притесняют, лишают элементарных гражданских прав, запугивают, бьют. А тут, в Сент-Поле, против Минса и меня ополчилась целая команда прокуроров и подобранных ими свидетелей обвинения — полицейских и агентов ФБР. Но мы не теряем надежды на конечный успех нашей борьбы как в суде, так и в резервациях...

Накал этой борьбы повседневно ощущается в зале суда. Недавно туда явились прямо из резервации около полусотни почетных индейских старейшин в красочных национальных нарядах и ритуальных украшениях. Старейшины заняли места для публики, а их предводитель — Фрэнк Фулс Кроу — предложил суду немедленно освободить Минса и Бенкса. Старый вождь сказал:

— Мы пришли в суд, который ничего о нас не знает, а мы не ведаем правил этого суда. И потому говорим тем, кто способен слушать: мы едины с нашими братьями — Расселом Минсом и Деннисом Бенксом. Вместе с ними мы отстаиваем наши обычаи и наши законные права. Мы призвали на помощь этих наших братьев потому, что нас угнетают и преследуют. Наши братья откликнулись на призыв. Отпустите Минса и Бенкса!

Столь наивная просьба в иные времена наверняка рассмешила бы устроителей процесса, но теперь им было вовсе не до шуток: у парадного подъезда суда большая толпа молодых индейцев громко била в барабаны и требовала допустить ее в зал заседаний. Разгневанной молодежи преградила путь вооруженная охрана. Когда же один из адвокатов обвиняемых — известный юрист Марк Лейн[4] — попытался провести в суд всего двух юношей, то стражники их остановили. А возражавшему Лейну скрутили руки, вывернули за спину и в таком положении отконвоировали к дверям. Лейн заявил протест судье, но в ответ услышал.

Марк Лейн

— Я не думал, — изрек судья, — что м-р Лейн такой недотрога. Если вам сломали кости, то это можно проверить с помощью рентгена. Однако предполагают, что сломать ваши кости можно только палками или камнями...

Затем судья вообще приказал Лейну воздержаться пока от каких-либо замечаний по ходу судебного заседания. Адвокат снова стал протестовать. И тогда судья, рассвирепев, рявкнул на весь зал:

— Сядьте и помолчите!

— Но как же, ваша честь... — не сдавался Лейн.

— Заткнитесь!

— Что вы сказали? — изумился адвокат.

— Заткнитесь! — повторил судья.

— Но вы не правы, ваша честь...

— Вывести его из зала! — заорал судья. — Эй, охрана, убрать его отсюда!

Двое дюжих охранников с кольтами и патронташами на поясных ремнях набросились на адвоката. Снова заломили ему руки и поволокли к дверям. Другой адвокат обвиняемых, широко известный в США юрист Уильям Кунстлер[5], вступился за коллегу, но и этого седовласого почтенного человека тем же манером вытолкали из зала. А когда в защиту Лейна и Кунстлера поднял голос третий адвокат — Кеннет Тилсен[6], то и его вышвырнули вон, скрутив руки. Позднее, когда я спросил Лейна, каково ему было испытать на себе воздействие здешнего правосудия, он сконфуженно сказал:

Уильям Канстлер и Рассел Минс

— Было чертовски больно и обидно. Правда, судья потом извинился перед нами: погорячился, мол. Но все равно обидно...

Извинение судьи было формальным, так как в дальнейшем сей страж закона неоднократно прерывал Лейна, приказывал ему сесть и замолчать. И адвокат, получив жестокий урок, поневоле подчинялся.

Судья Фрэд Никол, присланный на процесс в Сент-Пол из Южной Дакоты, где находится Вундед-Ни и где и поныне так много людского горя, нищеты и бесправия, сделал все от него зависящее, чтобы увести процесс в сторону от сути дела — от многолетних бедствий индейцев, толкнувших их на отчаянное выступление. Судья сразу же пресек попытки защиты доказать невиновность подсудимых. Адвокаты говорили, что резервация Южной Дакоты была учреждена в прошлом веке на основании узаконенного правительством США договора с индейцами о внутренней автономии резервации и неприкосновенности ее земель. Но часть этих земель впоследствии присвоили белые поселенцы, овладевшие фактически всей властью в резервации. Это и привело в конце концов к взрыву возмущения индейцев.

Однако судья начисто отметает такую аргументацию. Принять ее — означало бы сразу признать провал процесса над вождями индейцев. Судья постановил: категорически запрещается кому-либо на процессе обсуждать или даже упоминать договор правительства с индейцами, а судить обвиняемых как злостных бунтовщиков, без ссылок на причину бунта. Вот так и вершится сейчас правосудие в Сент-Поле.

И все-таки обвинение против индейцев трещит по всем швам, как ни стараются четыре прокурора и их лжесвидетели приписать Минсу и Бенксу преступления. Доходит до курьезов: свидетель обвинения Стэн Кил заявил суду, что он будто бы присутствовал при обсуждении Минсом и Бенксом «антигосударственного заговора» накануне событий в Вундед-Ни. Но когда свидетелю предложили назвать точно место и дату встречи «заговорщиков», то обнаружилось: в указанном им пункте тогда не было ни одного из обвиняемых!

Прояснилось и другое: свидетель обвинения Кил, объявивший себя «индейцем на семь шестнадцатых по происхождению», оказался по роду занятий профессиональным сотрудником ФБР с девятилетним стажем подпольной работы осведомителем в различных радикальных организациях. До появления в Сент-Поле этот провокатор был прикомандирован к отделению ФБР в городе Ньюарк, штат Нью-Джерси.

Выступивший на суде вслед за Килом свидетель обвинения Чарльз Стеффенсен тоже говорил о «заговоре». И тоже оказался штатным агентом ФБР. Он причислил к известным ему «заговорщикам» родного брата Минса, но не смог опознать, его ни на предъявленных суду фотографиях, ни на очной ставке, когда в судебный зал ввели Минса и еще двоих индейцев.

Третий свидетель обвинения — Вирджил Рендал — сам едва не угодил на скамью подсудимых. Этот полицейский из Вундед-Ни, сообщил суду адвокат Лейн, в прошлом году в резервации Южной Дакоты застрелил одного индейца, другого ранил и навсегда оставил калекой. Кроме того, он зверски, избил дубинкой беременную индианку, у которой после этого произошел выкидыш. Лейн перечислил имена всех жертв Рендала и потребовал привлечь его к ответственности. Но судья снова приказал адвокату замолчать.

Очередь дошла до свидетеля Джеймса Моуна, которого я хорошо помню по своей прошлогодней поездке в Вундед-Ни. Там, в лагере взбунтовавшихся индейцев, этот юркий остроглазый человечек выдавал себя за журналиста, вертелся повсюду и всех неустанно фотографировал. Снял несколько раз и меня — анфас и в профиль. Зачем? А ради того, как он поведал теперь в суде, чтобы передать снимки в полицию, которую он регулярно снабжал секретными сведениями о действиях индейцев в Вундед-Ни. Для маскировки он обзавелся удостоверением солидного агентства «Ассошиэйтед Пресс».

Адвокат Лейн в разговорах со мной неоднократно сетовал, что полиция и ФБР досаждают ему любыми способами. За ним и остальными защитниками индейцев ведется постоянное наблюдение, их телефонные разговоры подслушивают, по ночам обыскивают их служебные помещения, анонимно угрожают физической расправой. Собирая показания к процессу индейских вождей, Лейн посетил резервацию в Южной Дакоте и подвергся там оскорблениям полицейских чинов. Две недели назад он снова побывал в резервации и, вернувшись, рассказал мне следующее:

Марлон Брандо и Рассел Минс

— Полиция в эти дни усилила террор в резервации, чтобы подорвать у индейцев дух сопротивления и заставить умолкнуть тех, кто готов дать на процессе показания в пользу Минса и Бенкса. Приведу только два примера. Первый — нападение на индейца Джилберта Биссонета, брата убитого полицейскими Педро Биссонета[7], соратника Минса и Бенкса. Джилберт позвал меня к себе в дом неподалеку от Вундед-Ни и показал разбитые окна и горсть винтовочных пуль — результат ночного нападения на его жилище, где ежедневно с наступлением сумерек в страхе сидят двое его маленьких детей и жена. Это месть убийц его брата Педро, которому даже после гибели не желают простить то, что он вместе с Минсом и Бенксом возглавил индейцев в Вундед-Ни.

— Второй и типичный пример произвола властей, — продолжал Лейн, — это история Джо Пурьера из той же резервации. Он работает на телефонной подстанции. Во время выступления в Вундед-Ни сотрудники ФБР заставили его установить тайно, без санкции министерства юстиции, электронное оборудование для подслушивания телефонных разговоров. С юридической точки зрения произошло нарушение закона, о чем он и сообщил публично, когда его вызвали в Сент-Пол в качестве свидетеля. По возвращении домой его средь бела дня прямо на улице задержали пятеро полицейских агентов и стали грозить ему смертью. Он бросился бежать, они открыли по нему пальбу. Пурьер молит меня: помогите мне, спасите! Я пошел к местному судье и прокурору, попросил их содействия, благо отделение ФБР в трех минутах хода от дома Пурьера. Но судья и прокурор сказали мне с издевкой: «Защитить Пурьера можем только при его добровольном согласии сесть в тюрьму». Я спросил: «А кто же будет содержать его четверых детей и жену домохозяйку?» Судья и прокурор ответили, что их это не касается...

В Нью-Йорке этой весной состоялась многолюдная демонстрация в защиту индейцев и их вождей, преданных суду. Подобные манифестации происходят и в других городах Соединенных Штатов. Из города в город разъезжает Анджела Дэвис, призывая общественность поддержать коренных обитателей страны. С такой же целью в Сент-Поле побывал давний друг индейцев — всемирно известный киноактер Марлон Брандо. Большинство передовых американцев выступает против судилищ над борцами за попранные права жителей резерваций. Сочувствие к ним, солидарность ширятся и за пределами США.

...Суд над индейскими лидерами продолжается и будет, судя по всему; долгим. 5 мая исполнится ровно год с того дня, как товарищи Минса и Бенкса согласились мирно разойтись из Вундед-Ни, поверив в письменное обещание властей честно разобраться в их жалобах на притеснения и дискриминацию. Чего стоило это обещание, демонстрирует суд в Сент-Поле.

Сент-Пол — Нью-Йорк.


Комментарии

[1] Минс Рассел Чарльз (Уонби Охитика — на языке лакота: Храбрый Орел) (1939—2012) — американский общественный деятель, борец за права индейцев, актер, писатель, художник и музыкант. По происхождению индеец оглала-сиу. С 1968 г. — участник Движения американских индейцев. В 1973 г. — один из руководителей захвата индейцами поселка Вундед-Ни в резервации Пайн-Ридж. Неоднократно привлекался к суду американскими властями. Пережил несколько покушений. В декабре 2007 г. по инициативе Минса индейцы племени Лакота объявили о своей независимости от США и создании на территории пяти штатов Республики Лакота (см. об этом подробнее: Минс Р. «34 года назад в Вундед-Ни мы победили целую армию спецслужб. Мы победим и сейчас»).

[2] Бэнкс Деннис (Нова Камиг — на языке оджибве: В центре Вселенной) (р. 1937) — американский общественный деятель, борец за права индейцев, педагог, актер, музыкант и писатель. По происхождению индеец анишинаабе. В 1968 г. — один из организаторов Движения американских индейцев. В 1968—1971 гг. — участник оккупации острова Алькатрас, в 1972 г. — организатор «каравана нарушенных договоров» — акций неповиновения, организованных с целью обратить внимание на проблемы коренных американцев, лишенных земель и страдающих от невыполнения властями своих обязательств. В 1973 г. — один из руководителей захвата индейцами поселка Вундед-Ни в резервации Пайн-Ридж. Организатор подпольной вооруженной группы ДАИ. В 1976-1983 гг. обучался в университете и стал первым индейцем-ректором, возглавив университет Деганавида-Кетцалкоати. В 1978 г. установил традицию проведения ежегодной «духовной пробежки» в солидарность с индейскими традициями.

[3] О восстании в Вундед-Ни см.: Джозефи Э.М. Восставшие пасынки Америки и Тинесс А. Лишённые прошлого и будущего.

[4] Лейн Марк (р. 1927) — американский адвокат, борец за гражданские права, автор громких политических расследований, посвященных убийству президента Кеннеди, Мартина Лютера Кинга, уничтожению общины «Пиплз Темпл», войне во Вьетнаме.

[5] Канстлер Уильям Мозес (1919—1995) — американский адвокат, борец за гражданские права. Выступал на многих процессах защитником левых и демократических активистов: «Чикагской семерки», «Черных пантер», «Уэзерменов», участников движения американских индейцев, восставших в тюрьме «Аттика» и др. Автор многих книг о судебной системе США.

[6] Тилсен Кеннет Эрл (1927—2013) — американский адвокат, борец за гражданские права, участник антивоенного движения.

[7] Биссонет Педро Алоизиус (1944—1973) — предводитель «Организации гражданских прав оглала-сиу», один из руководителей восстания в Вундед-Ни.


Опубликовано в журнале «Новое время», 1974, № 18.

Комментарии Романа Водченко.


Иона Ионович Андронов (р. 1934) — советский и российский журналист-международник, литератор, сценарист.

В 1958 г. закончил Институт восточных языков при Московском государственном университете по специальности «историк-востоковед». С 1958 г. работал в еженедельнике «Новое время». В 1964—1965 гг. корреспондент «Нового времени» в Индии, Непале, Индонезии; в конце 1966 г. — специальный корреспондент в Китае во время «культурной революции»; в 1966—1971 гг. — специальный корреспондент на войнах в Камбодже, в Лаосе и Вьетнаме. С 1972 г. — корреспондент в США, в 1973 г. был единственным советским корреспондентом в Южной Дакоте среди восставших в резервации американских индейцев. В 1979 г. — корреспондент «Литературной газеты» на гражданской войне в Никарагуа. С 1981 г. — фронтовой корреспондент в Афганистане, затем корреспондент «Литературной газеты» в США. В качестве газетного корреспондента или командированного депутата Верховного Совета России работал в Японии, Иране, Турции, Болгарии, Польше, Чехословакии, Франции, Германии, Италии, Коста-Рике, Латвии.

В 1988 г. основал в Нью-Йорке Международный комитет за спасение советских военнопленных в Афганистане, затем в Москве — Народный комитет за освобождение военнопленных. С 1989 г. — один из основателей и председатель Всесоюзного объединения семей советских военнопленных.

В 1990 г. был избран народным депутатом РСФСР, членом Совета Национальностей Верховного Совета РСФСР, заместителем председателя Комитета по международным делам и внешнеэкономическим связям. В 1991 г. — доверенное лицо Ельцина на президентских выборах. В 1991—1993 гг. — советник вице-президента Руцкого по международным связям. В 1993 г. участвовал в защите «Белого дома».

Награжден орденом Знак Почета, орденом и медалью Народной Республики Болгарии.

Автор книг: «Убийство без возмездия. Репортажи из Америки» (1987), «В паутине террора. Из истории одной провокации» (1987), «Под огнем от Афгана до Москвы. Мемуары» (1999), «Русская любовь янки Джо. Мемуарные рассказы» (2011). Соавтор (с Тимуром Гайдаром) книги «По волчьему следу. Под афганским небом» (1983). Автор сценария художественного фильма «Человек, который брал интервью» (1986).